поведенческая девушка модель индивидуальной социальной работы со случаем

иностранные сайты вебкама

Работа за компьютером в уютном офисе! Рабочих часов в день: 1. Начальный уровень Средний уровень Высокий уровень. Работа Вебкам моделью. Работа Вебкам моделью Работа за компьютером в уютном офисе! Стать моделью. В чем заключается работа Вебкам моделью?

Поведенческая девушка модель индивидуальной социальной работы со случаем модельный бизнес ряжск

Поведенческая девушка модель индивидуальной социальной работы со случаем

Давайте рассмотрим пример: «Мальчик Фарход И. Четыре года назад родители были вынуждены отправить его в школу-интернат в райцентре, поскольку его отец уехал на заработки, а мать была слишком занята уходом за тремя младшими братьями Фархода и работой на принадлежащем семье поле. Сейчас отец возвратился и хочет вернуть мальчика домой, но опасается трудностей: ему кажется, что Фарход отвык от своей семьи, что он не сможет прижиться в сельской школе и т.

Отец обратился за помощью в социальную службу. Вы специалист социальной работы, у вас в подчинении один социальный работник и один социальный помощник. Вам нужно облегчить возвращение и реадаптацию Фархода в родную семью и родное село.

Спланируйте действия на трёх уровнях: - какие задачи вы поручите социальному помощнику? Итак, обобщим: Чтобы эффективно помогать клиенту, социальному работнику нужны знания и умения, вопервых, соответствующие целевой группе, с которой он работает, во-вторых, соответствующие определённому квалификационному уровню. Давайте рассмотрим те организации, в которых вы работаете: - кто в вашей организации выполняет функции социального помощника, социального работника, специалиста социальной работы?

Упорядочьте свои ответы с помощью предложенной ниже таблицы. Пример ответов: Целевая группа Взрослый человек с двигательными нарушениями в домашних условиях Квалификационный уровень Специалист соц. Умение провести оценку психосоциальных потребностей клиента. Социальный работник Знание о вторичных осложнениях и их профилактике Умение провести беседу для эмоциональной поддержки клиента Социальный помощник Знание о правилах Умение правильно перемещать клиента Ребёнок младшего возраста, лишённый родительского ухода в доме ребёнка Знание о возрастных нормах психологического и физического развития ребёнка.

Умение провести семейную конференцию с родственниками ребёнка. Знание о понятии «привязанность». Умение провести с ребёнком развивающую игру. Знание о правилах защиты ребёнка от жестокого обращения в учреждении. Умение правильно перемещать младенца при гигиеническом обслуживании Из примера мы видим, что знания и умения, разумеется, отличаются в зависимости от сферы деятельности социальных работников. Но кроме специализированных знаний и умений, все они должны основываться на общих, универсальных для всех специализаций знаниях, умениях и ценностных убеждениях.

Специальных знаний? Универсальных умений? Специальных умений? Например, для соц. Вот некоторые универсальные умения и способности социального работника: 1. Навыки общения: - межличностная коммуникация с клиентами, детьми, коллегами и другими профессионалами; - вербальная слово и невербальная жесты и мимика коммуникация. Навыки оценки и планирования - сбор и анализ информации для полной оценки; - разработка чётких планов и соглашений, основанных на оценке; - регулярный пересмотр работы и оценка прогресса.

Навыки профессионального вмешательства и влияния - прямая работа с клиентами; - посредничество и представительство интересов клиента; - работа с сообществом; - сотрудничество с коллегами и другими профессионалами; - пересмотр и изменение планов, если необходимо. Навыки профессиональных записей - ведение дела клиента; - отчёты и письма. Навыки командной работы - знание и понимание принятых в организации политики, процедур, целей и задач; - представительство интересов своей организации.

Способность работать с коллегами и другими профессионалами - налаживание и поддержка эффективных рабочих взаимоотношений; - умение делиться идеями и информацией. Навыки управления собой - планирование своего времени и нагрузки; - понимание себя и способность к самооценке. Профессиональные ценностные убеждения и отношения - знание и понимание этики социальной работы; - постоянное саморазвитие и учёба.

Способность соотносить теорию и практику - знание и понимание теоретических основ социальной работы; - использование соответствующих теорий для улучшения практики. А вот пример специальных ценностей, знаний и умений, составляющих профессиональную компетентность специалиста социальной работы, работающего с детьми: Основные знания: Понимание: системы семьи, семейной среды, понятия семьи в историческом контексте, различных структур семьи, и концепции полномочий семьи индивидуального развития и роста с особым вниманием на вопросы привязанности и соединения, расставания, потерь и личного развития.

Знание: методов и инструментов ведения дела клиента кейс-менеджмента ; государственной системы соц. Знакомство с: особенностями проблемы бедности, угнетения и депривации; проблемами злоупотребления алкоголем и наркотиками и их влияние на развитие детей и семью; динамикой насилия в общине и семье, включая домашнее насилие и влияние травмы имеющимися прямыми услугами для детей и семей со стороны служб здравоохранения, психического здоровья, лечения зависимостей, образования, ювенальной юстиции, органов самоорганизации сообществ и т.

Основные навыки: Основные ценности: Вера в то, что: Все люди обладают запасом неиссякаемых, возобновляемых и растущих способностей умственных, физических, эмоциональных, социальных и духовных , которые могут быть использованы для изменения ситуации. Каждый ребенок имеет право на постоянную семью. Необходимо помочь каждому ребенку и члену семьи обрести силы для удовлетворения своих нужд и достижения своих целей.

Обязательства: Использовать в работе подходы, которые сосредоточены на ребёнке, на семье и которые выявляют их достоинства. Обеспечивать безопасность ребенка в семье. Обеспечивать строгую конфиденциальность. Обеспечению подотчетности практики достижения результатов. Предоставлять качественные профессиональные услуги. Постоянно укреплять знания и навыки для реализации своей миссии. Уважение к: людям разных рас, религий, этнической принадлежности и культурного наследия и вера в важность разнообразия.

Классифицировать функции можно следующим образом: Коммуникативная состоит в налаживании контактов с клиентом и контактов клиента с окружающими. Организаторская состоит в планировании и координации работы разных смежных служб и учреждений для помощи клиенту, а также в создании новых необходимых служб социальной помощи. Диагностическая выявление социальных аномалий в сообществе, группе, выявление индивидуальных особенностей клиента и конкретизирование его проблем и потребностей Профилактическая выявление и уменьшение негативных социальных явлений, предотвращение социальных проблем клиента, сохранение и поддержание нормального уровня жизнедеятельности клиента.

Социально-педагогическая организация воспитательного влияния общества на поведение и деятельность клиентов, обучение клиентов позитивным моделям поведения, предоставление им необходимой для этого информации. Коррекционно-реабилитационная изменение личностных качеств и способов поведения клиентов Социально-экономическая удовлетворение материальных потребностей малообеспеченных групп клиентов Прогностическая состоит в осмыслении и прогнозировании развития событий в семье, группе, сообществе, а на основе этого разработке соответствующих моделей социального поведения.

Правозащитная отстаивание прав и интересов клиентов перед обществом и органами власти на основе национальных и международных правовых документов Информационная рекламно-пропагандистская - распространение идей социальной работы и социальной защиты, распространение объективной информации о видах помощи и категориях клиентов.

Выполняя разные функции, социальный работник выполняет по отношению к своим клиентам или партнёрам и разные роли, которые можно объединить в группы: Группа практических ролей: учитель социальных умений, консультант, организатор групповой работы, организатор досуга, социальный менеджер, личный помощник клиента, распространитель информации и т. Можете ли вы отнести разные функции к разным уровням компетентности работников? Возможные сферы деятельности социального работника очень многообразны.

Одна из задач личного профессионального роста социального работника определить те роли, функции и целевые группы, с которыми он может и хочет работать, и повышать свою квалификацию в этом направлении. В нашей профессии личность человека не средство, а цель, а её значимость не относительна, а абсолютна. Что это значит?

Во многих сферах деятельности человек это инструмент для достижения каких-либо других целей например в промышленности качество продукции важнее, чем доход рабочего; в армии достижение победы важнее, чем выживание солдата; в сельском хозяйстве объём урожая важнее, чем здоровье селянина и т. В социальной работе же вся деятельность подчинена именно обеспечению благополучия клиента и его удовлетворённости своей жизнью.

Это утверждается практически во всех регулятивных документах социальной сферы от международных Этических принципов социальной работы до национального законодательства. На эту цель направлены и все три основных метода социальной работы индивидуальная социальная работа, групповая социальная работа, социальная работа с сообществом.

Человек неразрывно связан со своим социальным окружением, и оказывая ему помощь, социальные работники обязаны учитывать и вовлекать в работу окружающих клиента людей. Однако в данном методическом материале мы сосредоточим своё внимание на индивидуальной социальной работе. Интенсивные связи Менее интенсивные связи Внимание к личности не всегда присутствовало в социальной работе. В 19 веке, на начальных этапах своего развития, социальные работники сосредотачивали всё своё внимание на условиях жизни клиентов, а клиентов описывали через обобщённые стереотипные категории: «Все бедняки ленивые.

Всех инвалидов нужно пожалеть. Все психически больные опасны для общества. Все проблемы этих людей можно решить с помощью нового закона. Всех крестьян нужно учить грамоте» и т. Специалисты не вполне представляли, каким образом развивается личность и характер человека, и уделяли мало внимания индивидуальным особенностям и потребностям своих клиентов. Однако со временем был накоплен практический опыт индивидуальной работы, а теория социальной работы вобрала в себя достижения гуманитарных наук, описывающих личность и её развитие.

Постепенно в центр внимания социальной работы вошла именно личность клиента, а не её материальные обстоятельства и коллективные признаки хотя всё это, конечно, тоже учитывается при изучении человека. Концепция личности это более или менее полное представление о том, что представляет из себя человек, каковы основные характеристики его жизненного психологического пространства.

Теоретические концепции индивидуальности разнообразны и иногда довольно сильно отличаются друг от друга. Существуют психодинамические, бихевиористские, марксистские, экзистенциалистские и др. Это не значит, что они противоречат друг другу; просто они сосредоточены на разных характеристиках и процессах человеческой индивидуальности, и предлагают разные методы взаимодействия с ней и воздействия на неё. Социальный работник, даже не будучи психологом, должен понимать основные тезисы, на которые опираются теории личности: Личность человека состоит из многих элементов и проявлений.

В некоторых ситуациях следует сосредоточиться только на одном из них например, бихевиористская концепция изучает только внешнее поведение человека , в других важно охватить личность как можно шире как, например, экзистенциальные подходы, опирающиеся на понятия «смысл жизни», «самореализация».

Человек всегда необходимым образом связан с близкими значимыми людьми родители, любимый человек, учитель и т. Личность включает в себя индивидуальные элементы «Я, я сам, моё сознание» , надындивидуальные внедрённые в личность общественные представления, мнения родителей и т. Эти элементы борются между собой, вызывая внутриличностные конфликты и по-разному влияя на поведение человека. При всём многообразии людей, они могут быть классифицированы по некоторому количеству типологических категорий например, по акцентуациям, по степени интровертности-экстравертности, по темпераментам и т.

Описание личности это всегда некоторая метафора; точно обозначить, что такое личность и каковы её характеристики, невозможно; но можно понять её через сравнение, уподобление, переносное значение например: «личность это Вспомните кого-нибудь из Ваших клиентов. На что похожа его личность, с чем её можно сравнить? Помните, что то, как Вы описываете личность, повлияет на то, какие методы воздействия на неё Вы выбираете. А теперь придумайте метафору для себя, для своей собственной личности.

Похожи ли эти два описания? И здесь абсолютно важным является понятие «привязанности» аттачмента. Спитц и Д. Винникотт, чехословацкие психиатры З. Матейчек и Й. Лангмейер и другие исследователи доказали, что для формирования и дальнейшего развития личности жизненно необходимо установление в первые дни, месяцы и годы жизни близкой устойчивой продолжительной связи между ребёнком и матерью или человеком, который её заменяет.

Привязанность это: - «Взаимный процесс создания связи между людьми на уровне рефлексов, которая сохраняется на протяжении всей жизни, даже если люди не живут вместе: связь, которая дает чувство защищенности и безопасности» Джон Боулби - «Близкая связь между двумя людьми, которая не зависит от их местонахождения и служит источником их эмоциональной близости.

Привязанность и потеря привязанности находятся в сердце всей работы по защите прав детей» Вера Фалберг Ребёнок с самого рождения постоянно тем или иным способом сигнализирует о своих потребностях, и ищет помощи в их удовлетворении. Ему необходим человек, способный принимать сигналы ребенка, понимать их и откликаться на них.

Но привязанность между взрослым и ребёнком создаётся не только с помощью механического удовлетворения жизненных потребностей; кроме этого, ребёнку необходимо ощущение заботы и внимания, которое создаётся через регулярное и частое общение, объятия, контакт взглядов, постоянные похвалы и утешения. Без этого не может полноценного развиваться ни интеллектуальная, ни эмоциональная сфера личности человека. Если у ребёнка есть заботящийся о нём человек, то ребёнок оказывается в позитивном цикле напряжения и расслабления: Это убеждение остаётся с ним на всю жизнь и обеспечивает человеку уверенность в себе и успешные взаимоотношения с окружающими.

Известны наблюдения о том, что дети, получающие от матери или воспитателя телесный контакт и утешение их обнимают, гладят, носят на руках , физически и интеллектуально развиваются быстрее и лучше, чем их сверстники, получающие такое же питание и уход, но не контакт. В дореволюционных российских приютах, где был очень высокий уровень смертности малышей, существовал термин «заспинные дети»: иногда няням, которые ухаживали за детьми, мог понравиться тот или иной младенец, и если они хотели, чтобы он выжил, то, не имея возможности оказывать ему отдельное внимание, они просто привязывали младенца себе на спину платком, и с ним на спине выполняли дальше свои обязанности.

Известно, что такие "заспинные" выживали практически стопроцентно, хотя жили в таких же трудных условиях. Если же заботящегося человека нет, что случается в дисфункциональных семьях и в интернатных учреждениях, то ребёнок попадает в патологический цикл напряжения и расслабления: Взрослый удовлетворяет потребность ребёнка, но не утешает его. Ребёнок не успевает утешиться, поскольку периоды стресса слишком длительны, а помощь слишком короткая и недостаточная Такое состояние называется эмоциональной депривацией.

Она приводит к тому, что постепенно в психике ребёнка закладывается ощущение и убеждение: «Меня не любят и обо мне не заботятся, значит, я плохой, а люди вокруг меня злые, мир ненадёжен и опасен». Лишённый любви ребёнок замыкается, тормозится развитие его психики, возникает состояние, которое по МКБ ныне действующая международная классификация болезней носит название «отставание в развитии и эмоциональные нарушения, возникающее в результате дефицита индивидуальных отношений», у младших детей это состояние можно также назвать «синдром нарушения привязанности у детей».

Маленький ребенок испытывает постоянный стресс от отсутствия рядом близкого человека, и по этой причине не может полноценно воспринимать стимулы для развития мозга, и не может полноценно усваивать съеденную пищу. По данным исследований, проведенных в Румынии группой американских ученых, примерно за три месяца жизни ребенок теряет один месяц роста и веса по сравнению с нормой Д.

Джонсон, Подобные результаты были получены и в Санкт-Петербурге за 5 месяцев нахождения в доме ребенка ребенок не добирает 1 месяц в весе и росте Р. Мухамедрахимов, О. Пальмов, Исследования в России и других странах показывают, что ребенок за месяц пребывания в интернатном учреждении теряет один пункт IQ показателя интеллектуального развития , а за год Поэтому даже у ребенка с изначально нормальным IQ к определенному возрасту возникают проблемы с интеллектом однако исследования демонстрируют, что перевод ребенка в семью приводит к тому, что показатели интеллектуального развития начинают выравниваться.

Травматический эффект нарушенной привязанности крайне сложно исправить, и из-за него человек всю будущую жизнь страдает от низкой самооценки, недоверия и враждебности к окружающим, тревоги и страхов. Поскольку мы очень часто работаем с детьми и выпускниками интернатных учреждений, мы должны понимать важность привязанности и способствовать сохранению или созданию семейного окружения вокруг ребёнка. Если же это невозможно, в учреждениях необходимо внедрять систему «ключевых работников», индивидуально закреплённых за Каждый час, проведённый с ребёнком в его раннем детстве, влияет на годы его будущей жизни.

Маслоу теории мотивации и модели потребностей человека. Её часто называют «пирамидой потребностей», хотя сам автор говорил о ней как о «спирали развития потребностей». Она опирается на тезис о том, что каждый человек, независимо от его социальных и психологических характеристик, стремится к удовлетворению ряда своих потребностей, которые можно выстроить в определенной иерархии, от более простых и базовых к более сложным: Физиологические телесные потребности голод, жажда, сон, секс и т.

Потребность в безопасности чувствовать себя защищённым физически от опасностей и эмоционально от тревоги и страха Потребность в принадлежности и любви быть принятым, любить и быть любимым, принадлежать к общности Потребность в уважении одобрение, признание, достижение успеха Познавательные потребности знать, уметь, понимать, исследовать Эстетические потребности гармония, порядок, красота, творчество Потребность в самоактуализации: реализация своих жизненных целей, способностей, развитие своей личности Спираль развития человеческих потребностей «Пирамида А.

Маслоу» : Человек при удовлетворении своих потребностей движется, как по лестнице, переходя от низкого уровня к более высокому. Надо отметить, что между уровнями нет однозначных границ, и развитие потребностей происходит плавно. По мере удовлетворения лежащих ниже фундаментальных потребностей, все более актуальными становятся потребности более высокого уровня, хотя, разумеется, базовые потребности всегда остаются важными. Понимание этой модели необходимо для любого социального работника, поскольку наглядно демонстрирует, что человеческая личность не сводится простейшим нуждам, она более широка и постоянно развивается.

Поэтому нам недостаточно организовывать бытовое и гигиеническое социальное обслуживание клиентов; мы обязаны создавать новые услуги и внедрять новые профессии, способствующие удовлетворению более сложных и высоких человеческих потребностей наших клиентов. Сегодня под этим общим названием существует ряд различных практических моделей.

Вот некоторые из них: «Метод решения проблемы» разработан американским теоретиком Хелен Перлман в х гг. Он сосредотачивается на том, чтобы понять, каким образом человек решает стоящие перед ним психологические проблемы, и провести клиента по следующим этапам осознания: -клиент должен осознать и увидеть, что у него есть психологическая проблема в большинстве случаев человек этого не осознаёт ; -рационально осмыслить и понять факты и причины, создающие проблему; -сделать осознанный выбор в пользу того или иного способа решения проблемы.

Сосредотачивается на диагностике и изучении личности, с целью понять причины отклоняющегося или дезадаптивного поведения субъекта, воссоздать «историю болезни клиента» в социальном смысле этого слова. Далее социальный работник предоставляет клиенту свою социально-психологическую помощь, включающую в себя принятие и эмпатию, обсуждение чувств, внимание, подбадривание и поддержку, помощь в самопонимании и самоопределении.

Далее работник и клиент вместе работают над изменением ближайшей социальной среды клиента с целью удовлетворения его внутренних и внешних потребностей. Метод «Центрирование на задаче» предложен в Ридом и Эпштейном : в его рамках взаимодействие между клиентом и работником четко структурировано, директивно и ограниченно во времени. Последовательные шаги взаимодействия социального работника и клиента предусматривают следующие действия: исследование специфики проблемы клиента, заключение контракта о совместном решении проблемы, планирование задачи и ее выполнение, достижение цели, урегулирование проблемы.

Определение состояния проблемы и точного выполнения задач являются главными составляющими успешного разрешения проблемы клиента. Метод «Кризисного вмешательства» применятся с краткосрочной целью устранения опасной для жизни и здоровья клиента ситуации.

Его основной целью является, вопервых, немедленное устранение опасных факторов, во-вторых, смягчение реакции на стрессовое событие посредством незамедлительного терапевтического Далее применяются методы индивидуальной и групповой психологосоциальной коррекции, способствующие отреагированию негативных эмоциональных переживаний, активизации психологических ресурсы.

Далее клиент вовлекается в группу поддержки, чтобы восстановить способность доверять другому человеку, преодолеть изоляцию. Сосредотачивается на том, чтобы научить человека новым, конструктивным способам поведения, взамен прежних деструктивных или неэффективных. Эта цель достигается с помощью обучения клиента двум наборам поведенческих техник: -Техники «как вести себя» оперантное изменение поведения включают позитивное и негативное стимулирование поведения; разделение сложного поведенческого комплекса на более простые элементы и их постепенное освоение; коррекция негативных последствий, формирование положительных стереотипов поведения, блокирование неблагоприятных стимулов; -Техники «как реагировать на окружение» респондентное изменение поведения включают рациональные дискуссии, поведенческие ролевые игры, обучение позитивному структурированию и моделям поведенческих представлений.

Четыре главных компонента эклектического подхода: -методики структурирования взаимодействия между клиентом и работником, такие как заключение контракта, установление ограничений, времени встреч, планирование и постановка целей; -методики модификации поведения, включающие в себя моделирование, подкрепление и систематическую десенсибилизацию снятие страха и тревоги ; -когнитивные познавательные методики, нацеленные на коррекцию "ошибочного" хода мыслей; -коренные условия помощи - эмпатия, теплота и искренность терапевта.

Социальный работник помогает клиенту в следующем: -в повышении компетентности относительно окружающего его жизненного пространства, к обучению его «умениям жизнедеятельности»; -в формировании более благоприятной окружающей среды через различные формы помощи. Эта модель обеспечивает наиболее всеобъемлющую на сегодняшний день точку зрения на личность и окружающую среду как на интегрированные системы.

Чем больше теоретических подходов к пониманию личности осознает социальный работник тем больше практических инструментов он освоит. Об этом же говорят и большинство руководителей и практиков социальных учреждений и служб. В обсуждении своей работы профессионалы обычно утверждают: «К каждому клиенту надо подобрать особый подход»; «Мнение каждого клиента для нас важно» и т. Такое благородное высказывание наверняка удовлетворит любого постороннего человека, интересующегося нашей работой.

Но у профессионала в ответ на эту фразу непременно возникает вопрос: «Воплощается ли этот эмоционально-этический тезис о важности каждого человека в конкретные процедуры и технологии индивидуальной социальной работы, которые можно увидеть и проверить?

Прежде чем обсуждать эту тему, давайте сыграем в игру. Нам нужны восемь добровольцев. Пятеро из вас «дети», трое «воспитатели учреждения». Мы посмотрим, кто из трёх воспитателей быстрее других успеет выполнить задание по обслуживанию подопечных «детей».

Ведущий даёт каждому «воспитателю» записку и несколько ленточек: «повяжите каждому «ребёнку» ленточку на левую руку» «повяжите каждому «ребёнку» ленточку на правую руку» «поправьте осанку каждому «ребёнку», чтобы он сидел с прямой спиной, расправленными плечами и приподнятым подбородком» Ведущий даёт каждому из «детей» записку: - на четырёх написано только: «Ваша задача молча сидеть на стуле, принимая обслуживание от персонала».

До конца игры записки вслух не читаются и не обсуждаются. По команде воспитатели начинают выполнять свои задания. После игры проводится обсуждение: - успел ли «ребёнок» попросить у кого-нибудь из воспитателей карандаш? Если да, то успел ли воспитатель принести ему карандаш? Обычно этого не происходит. Почему, как вы думаете? Потому что каждый «воспитатель» был занят своим заданием и не мог отвлечься на пожелания ребёнка. Как себя чувствовали этот «ребёнок»? В этой игре мы смоделировали типичную ситуацию учреждения интернатного типа: каждый сотрудник должен в быстром темпе выполнять свои функциональные Дело тут не в чёрствости и жестокости сотрудников они могут быть очень добрыми людьми; но сама структура интернатного учреждения не оставляет им ни времени, ни сил на индивидуальную работу с детьми.

Таким образом, среда сама по себе служит причиной эмоционального пренебрежения игнорирования индивидуальных потребностей ребёнка. Какие же практические процедуры и технологии позволяют воплотить в практику уважение к личности клиента и индивидуальный подход к работе с ним? Их несколько: Проведение индивидуальной комплексной оценки потребностей клиента Составление Индивидуального плана помощи клиенту ИПП Заключение индивидуального договора между социальной службой и клиентом, регулирующего обязанности и гражданские права обеих сторон в процессе обслуживания.

Ведение личного дела клиента, в котором фиксируется информация о ходе работы с ним. Ведение личного дела клиента, в котором содержится вся информация, необходимая для планирования помощи и мониторинга состояния клиента. Обязательная и регулярная двусторонняя коммуникация между клиентом и работником, в которой оба участника могут влиять друг на друга и совместно принимают решения.

Налаживание и поддержание регулярных контактов между клиентом и его близкими. Установление в качестве главного критерия успешной работы достижение независимости клиента. Проанализируйте, пожалуйста, между собой деятельность своей организации, и ответьте: - какие процедуры индивидуальной социальной работы осуществляются в вашей организации?

Если да, то какие и почему? Как правило, все сотрудники наших учреждений социальной сферы понимают важность человеческой личности и как могут, стремятся подходить к клиенту индивидуально. Но к сожалению, соответствующие формальные процедуры реализуются очень редко, для них нет места ни в инструктивных документах, ни в распорядке работы учреждения, ни в должностных требованиях к персоналу.

И поэтому зачастую социальные учреждения и службы продолжают работать не в индивидуальном подходе, а в институциональном. Давайте вспомним, что по субъекту воздействия выделяют три основных метода социальной работы: - индивидуальная социальная работа к ней же относят и работу с семьёй, поскольку отделять человека от его семьи невозможно и не правильно ; - групповая социальная работа, - социальная работа с сообществом.

Однако в социальной сфере мы унаследовали систему, где основным способом помощи является помещение клиента в институцию, то есть стационарное учреждение дом ребёнка, школа-интернат, интернат для инвалидов, дом престарелых. Удаётся ли в стационарных условиях, где действуют довольно строгие правила функционирования учреждения, наладить индивидуальную работу с клиентом?

Давайте Процедуры Обычные процедуры стационарного обслуживания индивидуальной социальной работы Проведение индивидуальной оценки потребностей клиента, отказ от обобщений Заключение индивидуального договора между социальной службой и клиентом Составление Индивидуального плана помощи клиенту Клиенты принимаются в учреждение по принципу соответствия тому или иному формальному критерию например, по возрасту или по наличию диагноза.

Оценка и принятие решения может произойти на основе самого минимального контакта с клиентом или вовсе без общения с ним, а только на основе изучения документов. Жизненная история клиента, его личностные характеристики и социальные обстоятельства при этом не играют существенной роли, их изучение не требуется ни от кого из сотрудников. Таким образом, происходит неизбежная стереотипизация клиентов, отнесение их к обобщённым типичным группам, где их индивидуальные особенности теряются.

Договорные отношения практически не применяются. Напротив, клиент в учреждении не рассматривается как полноправный гражданин, самостоятельно определяющий свою жизнь; он становится субъектом подчинения и управления. Обычно ему не разрешается самостоятельно планировать своё время, встречаться со своими родственниками, покидать территорию учреждения, отказываться от процедур и т.

У сотрудников есть правовая основа для влияния на клиента правила, положение , но у клиента таких правовых основ для влияния на персонал договора нет. Обычно разрабатывается план и распорядок работы учреждения в целом, а не план помощи данному конкретному клиенту.

Клиент может в лучшем случае выбирать какую-то из имеющихся услуг, но планировать мероприятия лично под него учреждение обычно не может. Персонал ведущего обычно отвечает за физическую безопасность клиентов и за социального соблюдение чистоты и порядка в учреждении, но никто не обязан работника отвечать за эмоциональное состояние клиента.

Таким образом, «Ключевая вокруг клиента часто сменяются сотрудники, ни один из которых не работа», обязан уделять клиенту личное внимание, интересоваться его закрепление состоянием и оказывать ему эмоциональную поддержку и ключевого сочувствие. За клиента отвечают все сразу и никто конкретно. Ведение личного Чтобы составить целостное представление о клиенте на основе дела клиента документов, приходится собирать информацию из многих источников из истории болезни, из отдела кадров, из рабочих тетрадей специалистов учреждения.

Обязательная и Сотрудники обычно загружены хозяйственными, бытовыми и Впрочем, это обычно от них и не требуется для налаженной работы учреждения обычно хватает директивного управления клиентом односторонняя коммуникация. По причине санитарных и дисциплинарных норм в институции обычно строго ограничиваются контакты между клиентами и другими людьми не разрешается выходить за территорию, родственникам не разрешается свободно посещать клиента т. К тому же зачастую учреждения находятся вдали от места проживания клиента.

Поэтому связи с родными и близкими ослабевают и теряются. Основным показателем успешной деятельности обычно является чистота, покой и безопасность в учреждении. Несамостоятельный и депрессивный клиент удобен для этого, поскольку ведёт себя пассивно и незаметно, его легко изолировать и группой таких клиентов легче манипулировать.

Развитие независимости, активизация, обучение навыкам самообслуживания клиента может нарушить покой в учреждении. Не проводится и подготовка клиента к независимому проживанию после выхода из интерната: для детей с инвалидностями по умолчанию предусматривается переселение в интернат для взрослых; для детей-сирот предполагается, что они после выхода чудесным образом смогут жить самостоятельно, хотя их никто к этому не готовил. Таким образом, анализ показывает, что, как правило, в нашей организационной среде обычно не выполняются процедуры индивидуальной социальной работы.

При институциональном подходе в фокусе внимания и воздействия не интересы клиента, а интересы учреждения, под которые клиент обязан подстраиваться. Не следует понимать этот анализ как полное отрицание необходимости институционального подхода. У него есть свои преимущества: - в кризисных ситуациях институциональное обеспечение позволяет быстро охватить услугами большое количество людей; - коллективом сотрудников и контингентом клиентов проще управлять, когда они собраны вместе в одном здании, проще вести учёт; Однако есть и существенные минусы: как мы видим, институциональный подход пренебрегает личностью клиента, что является травмой для него и снижает эффективность обслуживания.

В массовых коллективах практически невозможно устранить жестокое обращение с клиентами. Институциональное обслуживание очень дорогостоящее для бюджета. Что же касается социального контекста, то массовые интернаты уже не соответствуют сегодняшней индивидуализированной модели общества, в котором мы живём, и не помогают клиентам адаптироваться в нём.

Этот анализ мы провели для того, чтобы понять: то, что мы декларируем не обязательно то, что мы делаем. Недостаточно заявлять о том, что мы ценим каждого клиента; нужно наладить такую деятельность, которая будет сосредоточена на удовлетворении потребностей и достижение благополучия и независимости каждого клиента. Это вполне возможно сделать и в условиях стационарного учреждения. Отговорка о том, что «в учреждении не хватает персонала, чтобы уделять личное внимание каждому ребёнку» обычно не соответствует действительности штаты в интернатных учреждениях по численности приближаются к численности воспитанников.

Задача состоит в том, чтобы изменить процедуры и технологии, по которым работают сотрудники учреждений. Некоторые из таких процедур, относящиеся к индивидуальной социальной работе, будут рассмотрены далее. Термин происходит от англоязычного понятия «casework, case-management», что можно перевести несколькими способами: «кейс-менеджмент», «управление случаем», «ведение случая», «работа со случаем», «ведение дела».

По определению Общества кейс-менеджмента Америки Case Management Society of America , «кейс-менеджмент управление делом клиента это процесс, в котором объединяется оценка, планирование, помощь и поддержка в получении услуг, соответствующих потребностям клиента, осуществляемый посредством общения и поиска доступных ресурсов для достижения качественных и рентабельных результатов». Чтобы понять суть этого метода, давайте прибегнем к медицинской аналогии: пациенту больницы в процессе лечения приходится иметь дело с разными медицинскими специалистами, которые действуют в рамках своей специализации: например, в случае травмы ему нужна помощь врачарентгенолога, который определит его состояние, хирурга, который проведёт операцию, медсестры, которая будет менять повязки, врача-физиотерапевта и врача лечебной физкультуры, которые помогут восстановить работоспособность конечности и т.

Но всех их координирует лечащий врач, который изучает и воспринимает пациента в целостности и отвечает за ход лечения в целом. Давайте мозговым штурмом сравним роли лечащего врача и врача-специалиста: Изучение ситуации клиента Роль и ответственност ь в процессе лечения Контакты с другими специалистами Продолжительнос ть работы с клиентом Врач-специалист Получает вводную информацию от лечащего врача. Изучает лишь аспект болезни, который касается его специализации.

Выполняет процедуры в рамках своей специализации В таких контактах практически не нуждается Краткая: столько, сколько нужно на проведение процедур в рамках специализации. Лечащий врач Комплексно изучает состояние здоровья клиента изучает весь предыдущий ход болезни ставит и корректирует диагноз Принимает решения о необходимом лечении.

Следит за изменениями состояния пациента в ходе лечения. Отвечает за излечение пациента. Регулярно контактирует: привлекает необходимых специалистов, снабжает их информацией о состоянии клиента, собирает информацию о результатах проведённых ими процедур. Длительная столько, сколько нужно для излечения пациента.

Ведение дела в социальной работе в чём-то аналогично работе лечащего врача в медицине; специалист социальной работы, выполняющий эту деятельность, называется кейс-менеджером, или ведущим социальным работником. Рассмотрим основные характеристики метода: Кризисное вмешательство если нужно Подключение смежных служб Социальное сопровождение: - индивидуальная работа - групповая работа - работа с сообществом - координирование смежных служб Услуги смежных служб Оценка результатов, решение 1.

Контакт: социальная служба получает сигнал о клиенте, нуждающемся в помощи. Это может быть самостоятельное обращение клиента, либо направление из другой организации школы, милиции, сельсовета и т. Как только сигнал получен, социальная служба в течение нескольких дней не больше недели обязана направить социального работника для изучения ситуации клиента. Оценка: социальный работник проводит первичную поверхностную оценку. Её задача определить, действительно ли клиент имеет проблему, насколько она остра, может ли социальная служба работать с этим клиентом.

Сразу же после первичной оценки команда принимает решение: - если проблема не выявлена - отклонить клиента; - если проблема крайне остра и жизнь и здоровье клиента под угрозой немедленно обратиться за помощью в уполномоченные органы милиция, здравоохранение и активно вмешаться с целью защиты клиента кризисное вмешательство ; - если суть проблемы клиента состоит в сфере деятельности другого ведомства перенаправить клиента туда и помочь установить контакт с тем ведомством; - если проблема выявлена за клиентом закрепляется постоянный ведущий соцработник, который проводит следующий этап оценки комплексную оценку.

На неё отводится до 1 месяца, в течение которого необходимо изучить ситуацию клиента по «Трёхсторонней модели оценки: потребности клиента способность семьи обеспечить потребности ресурсы местного сообщества». При этом ставятся две задачи: во-первых, понять ситуацию клиента в целом, включая его личностные возможности и потребности, и сеть его социальных связей; во-вторых, выявить основную потребность клиента, на которой и будет сосредоточено ведение дела.

Если клиент хочет получить помощь и имеет на это право, то между ним и социальной службой желательно заключить договор контракт , в котором описаны задачи совместной работы, права и обязанности обеих сторон. Личному делу должен иметь доступ только сам клиент, ведущий его случай социальный работник, члены межпрофесиональной команды и руководитель службы учреждения.

Остальной персонал и посторонние лица не должны иметь доступа к личному делу без разрешения клиента. Планирование помощи. По результатам проведённой оценки выявляются приоритетные потребности клиента, и на их основе разрабатывается Индивидуальный план помощи клиенту ИППК. Если клиент ребёнок, то документ обычно называют Индивидуальным планом развития ребёнка. Индивидуальный план помощи клиенту включает в себя: Определение долгосрочных и постоянных целей социального обслуживания Определение краткосрочных задач обслуживания, сформулированных на основе выявленных приоритетных потребностей и указывающих на конкретные результаты, которых клиент должен достичь в течение ближайшего периода Примерами задач может быть: восстановление либо освоение какого-либо двигательного навыка; восстановление или установление взаимоотношений с кем-либо; адаптация индивидуального пространства под потребности клиента; освоение клиентом какой-либо социальной среды; восстановление каких-либо имущественных или гражданских прав и т.

Расплывчатые формулировка цели типа «Клиент получает достаточный уход» бесполезны. Желательно, чтобы каждая сформулированная цель и задача соответствовала так называемым SMART-критериям, то есть была бы: конкретной specific ; измеримой measurable ; достижимой achievable ; значимой relevant ; соотносимый с конкретным сроком time-bounded. Например: задача помощи ребёнку в интернате: «Начиная со следующего квартала, ребёнок встречается со своими родственниками не реже чем раз в месяц»; задача помощи молодому человеку с физическими нарушениями: «Через 12 месяцев клиент овладел ремеслом и трудоустроен на частичную занятость» и т.

Соответственно видам деятельности, организовывается межпрофессиональная команда, в которую должны войти специалисты, чьи услуги нужны ребёнку. Каждый из специалистов отвечает за свои задачи, указанные в ИППК. Ведущий социальный работник координирует работу команды.

Определение конкретных сроков достижения краткосрочных целей, а также измеримых показателей их достижения. Календарный план пересмотра и изменения ИППК рекомендуется пересмотр не реже чем один раз в квартал. ИППК подписывается клиентом, ведущим социальным работником и руководителем социальной службы учреждения. На основании ИППК будет осуществляться уход за клиентом. ИППК может быть приложением к договору с клиентом.

За выполнение ИППК отвечает закреплённый за клиентом сотрудник ведущий социальный работник кейсменеджер. Приблизительный алгоритм разработки ИППК предложен на схеме: Оценочная форма указывает нам на наименее удовлетворённые потребности, то есть на наиболее острые проблемы нашего клиента. Шаг 3 а Определяем первую промежуточную задачу, которую надо решить, чтобы приблизиться к цели.

Шаг 3: планирование действий Определяем действия, которые надо сделать для выполнения промежуточной задачи, а также кто и когда должен их выполнить. Шаг 3 б Определяем действия, которые надо сделать для выполнения промежуточной задачи, а также кто и когда должен их Определяем выполнить. Шаг 3 в Шаг 2: выбор цели Определяем цель, которую мы с клиентом хотим достигнуть, желаемое состояние, к которому мы хотим привести клиента. Определяем следующую промежуточную задачу, которую надо решить, чтобы приблизиться к цели.

После этого пересматриваем план помощи, ставим следующую задачу. Достигаем цели в течение длительного срока, от неск. Главврач интерната Соц. Выполнение плана помощи, то есть собственно оказание всех тех социальных услуг, которые направлены на выведение клиента из кризиса и достижение клиентом социальной самостоятельности: - если ситуация очень тяжела и клиент в опасности, то социальная помощь начинается с кризисного вмешательства, при котором специалисты оказывают клиенту интенсивные услуги, играют активную роль и, при необходимости, принимают на себя ответственность за решения в рамках законодательства!

Например, угроза жизни ребёнку требует кризисного вмешательства милиции, органов опеки и социальной службы ; - в остальных случаях работа ведётся в режиме социального сопровождения, при котором клиент самостоятельно обращается за услугами согласно плану, а ведущий социальный работник при этом консультирует и обучает, поддерживает и поощряет, развивает поведенческие навыки клиента, помогает в социальной адаптации, защищает права и интересы; кроме того, при необходимости работник наблюдает, инспектирует и контролирует поведение клиента.

Также ведущий работник координирует действия других специалистов, входящих в междисциплинарную команду. Если клиент имеет физические или психические ограничения жизнедеятельности, то социальное сопровождение должно дополняться, во-первых, бытовым обслуживанием, которое включает в себя предоставление условий для проживания, питание, гигиеническое обслуживание; во-вторых, развитием физической активности и социально-медицинской реабилитацией.

Срок, необходимый для выведения клиента из хронического кризиса, нельзя предсказать, он зависит от тяжести проблемы, ресурсов социальных служб и т. Однако дело клиента нельзя тянуть бесконечно: план помощи чётко направлен на решение проблемы, и ведущий социальный работник отвечает за то, чтобы клиент достигал целей в поставленные сроки. Мониторинг промежуточная оценка : проверка того, работает ли план и приносит ли его выполнение ожидаемые результаты.

Мониторинг может привести к нескольким выводам: - реализация плана помощи идёт нормально, результаты постепенно достигаются, продолжаем работу; - результаты не достигаются, выявлены те или иные помехи, предлагается скорректировать план помощи: привлечь дополнительные услуги или ресурсы, повлиять на участников процесса клиента или кого-то из специалистов и т.

Мониторинг необходимо проводить регулярно, чтобы иметь возможность вовремя скорректировать действия, но не слишком часто, чтобы не переутомлять ведущего социального работника и клиента; имеет смысл проводить промежуточную оценку на начальном этапе работы раз в месяц, далее раз в три месяца или раз в полгода. Завершение: Завершение работы над случаем клиента и выход клиента из-под сопровождения должно планироваться заранее и опираться на результаты оценивания его состояния.

На основе оценки ведущий социальный работник и команда принимают решение: - если, несмотря на усилия, задачи не достигнуты, или выявлены новые проблемы и потребности, дело продлевается, составляется новый план помощи не рекомендуется бесконечно продлевать работу с клиентом; клиент должен достичь самостоятельности если успех не достигнут из-за неконструктивного или безответственного поведения клиента или сотрудника, то сотрудничество может быть расторгнуто ; - если задачи плана помощи достигнуты и клиент снова самостоятельно функционирует, дело закрывается.

После завершения случая, тем не менее, следует поддерживать контакты с клиентом, который должен иметь право время от времени обращаться за помощью. Давайте разделимся на группы. Вы ведущие социальные работники, вам поручено вести дело составить план помощи: Наргизе 28 лет, она выросла в интернате. Её родители живут в другой области и давно не поддерживают с ней отношений. Она одинокая мать, сыну Умеду 9 лет, отец ребёнка живёт в этом же городе, но алименты не платит.

Живут они в общежитии, Наргиза работает уборщицей днём в учреждении, а вечером в кафе. Из школы, где учится Умед, вам сообщили, что он часто пропускает школу, отстаёт от программы; учительница общалась с матерью, но та объясняет, что ей некогда заниматься сыном, поскольку приходится всё время быть на работе. Однако она готова сотрудничать с социальной службой. Сформулируйте тезисы к плану помощи: - в чём вы видите основную проблему?

Его ответственность намного выше, чем работа базового социального работника. Поэтому к ведущему социальному работнику выдвигаются довольно высокие требования: Стандарты управления случаем ведения дела клиента согласно Национальной Ассоциации Социальных Работников США: Стандарт 1: ведущий социальный работник должен иметь профессиональное образование, полученное в аккредитованном учебном заведении и признаваемое государственными органами, и должен обладать знаниями, навыками и опытом, необходимыми для компетентного ведения дела клиента.

Стандарт 2: ведущий социальный работник должен использовать свои профессиональные навыки и квалификацию, чтобы служить клиенту; интересы клиента в первую очередь. Стандарт 3: ведущий социальный работник должен обеспечить, чтобы клиент был включён во все фазы ведения его дела, настолько, насколько это возможно. Стандарт 4: ведущий социальный работник должен обеспечить право клиента на личную жизнь, а если информацией о клиенте необходимо поделиться с другими профессионалами то ведущий соц.

Стандарт 6: ведущий социальный работник должен действовать на уровне системы социальных служб, поддерживая существующие услуги, а также расширяя и улучшая доступ к необходимым услугам. Стандарт 7: ведущий социальный работник должен быть осведомлён о наличии ресурсов, стоимости услуг, и ответственно относиться к расходованию бюджета в ходе ведения дела клиента.

Стандарт 8: ведущий социальный работник должен участвовать в оценочных процедурах, принятых в его организации для оценки и обеспечения качества услуг, и быть профессионально подотчётным. Стандарт 9: ведущий социальный работник должен выполнять разумную рабочую нагрузку и вести приемлемое количество дел, которое позволит ему эффективно планировать и осуществлять помощь клиенту.

Давайте разделимся на 10 мини-групп пар , каждой из которых достанется один из этих стандартов. Пожалуйста, пусть каждая из мини-групп проиллюстрирует этот стандарт рисунком на листе бумаги, и объяснит его всей группе. На практике это означает, что иногда, чтобы помочь клиенту, чьим случаем мы управляем, работать надо не с ним, а с теми людьми или коллективами, которые служат наибольшим источником поддержки и ресурсов для клиента или имеют наибольшее влияние на него.

Соответственно, иногда индивидуальный метод «Управления случаем» потребует осуществления методов групповой работы или работы с сообществом. Например, наш клиент живущая в семье девочка с интеллектуальными и физическими нарушениями. Ребёнок почти не развивается. Одинокая мать переутомлена, подавлена, не умеет развивать его. Бабушка предлагает отправить внучку в интернат.

Команда местной социальной службы планирует помочь ребёнку. Очевидно, что команда специалистов будет в первую очередь воздействовать на самого ребёнка, развивая его возможности и умения а также на примере обучая мать. Однако для социального работника, скорее всего, главным объектом воздействия будет не сама девочка, а её мать; именно с матерью он будет проводить больше времени и уделять ей больше внимания. Для неё нужно будет проводить консультации, поддерживающие беседы, а также посреднические переговоры между ней и её матерью всё это относится к индивидуальной социальной работе.

Чтобы организовать женщине эмоциональную поддержку, расширить её круг общения, социальный работник привлечёт местное отделение общественной организации, объединяющей родителей детей-инвалидов к помощи этой женщине, поможет им встретиться и наладить контакты эта деятельность относится к групповой социальной работе. Кроме того, социальный работник постарается устроить девочку в инклюзивный детский сад, и, собрав соседей-добровольцев, организует постройку мостика через арык, чтобы девочку можно было бы возить на коляске в садик и обратно; эта деятельность уже относится к социальной работе с сообществом.

Для постановки диагноза профессионал осуществляет два неразрывно взаимосвязанных процесса: - во-первых, изучение, то есть сбор данных о клиенте и его ситуации, - во-вторых, оценку, то есть формулирование вывода о состоянии клиента, его потребностях и возможностях.

На практике оба процесса тесно переплетены и эти термины часто используются как синонимы. Поведенческая система привязанности служит для достижения и сохранения близости к значимому взрослому. В первую фазу первые восемь недель , младенцы улыбаются, лепечут и плачут, чтобы привлечь внимание потенциальных близких взрослых. Хотя младенцы этого возраста учатся различать этих взрослых, такое поведение направленно на всех в непосредственной близости. Во время второй фазы от двух до шести месяцев , младенец учится все более различать знакомых и незнакомых взрослых, становится более отзывчивым к значимому взрослому; преследование добавляется в диапазон поведения.

Устойчивая же привязанность развивается на третьем этапе, в возрасте от шести месяцев до двух лет. У младенца реакция на близкого взрослого становится организованной на целенаправленной основе, для того чтобы достичь условий, которые помогают ему чувствовать себя в безопасности. Это проявляется как протест уходу близкого взрослого, радость при его возвращении, также ребёнок будет цепляться при испуге, и следовать за взрослым при любой возможности.

Если значимый взрослый недоступен или не отвечает, поведение привязанности проявляется сильнее. Например, в то время как младенцы плачут из-за боли, двухлетние дети плачут, чтобы позвать значимого взрослого, и если это не получается, плачут громче, кричат или следуют за ним.

Обычно, поведение и эмоции привязанности, наблюдаемые у большинства социальных приматов, включая людей, являются адаптивными. Долгая эволюция этих видов включала в себя набор социального поведения, которые делала индивидуальное или групповое выживание более вероятным. Часто наблюдающееся поведение привязанности у малышей, остававшихся возле знакомых людей, имело бы преимущества безопасности в условиях начальной адаптации, и имеет аналогичные преимущества сегодня.

Боулби считал, что окружающая среда ранней адаптации напоминает современную среду общества охотников-собирателей. Согласно Боулби, поиск близости с значимым взрослым в условиях угрозы — это базовая цель поведенческой системы привязанности. Боулби изначально выделил сензитивный период, в течение которого привязанности формируются от шести месяцев до двух-трех лет, впоследствии эти цифры были изменены более поздними исследователями. Эти исследователи показали, что действительно существует сензитивный период, в течение которого привязанности будут формироваться, если возможно, но сами временные рамки шире, а эффект менее стойкий и необратимый, чем первоначально предложил Боулби.

При дальнейших исследованиях авторы, обсуждая теорию привязанности, пришли к выводу, что социальное развитие зависит как от ранних, так и от поздних взаимоотношений. Первые шаги в формировании привязанности пройдут легче, если ребёнок имеет одного значимого взрослого или случайную заботу небольшого числа других людей.

Согласно Боулби, многие дети имеют больше, чем одного значимого взрослого, на которого они направляют поведение привязанности. Эти фигуры не равны; имеет место сильное смещение: так, чтобы поведение привязанности было направлено преимущественно к одному конкретному человеку. Боулби использовал термин «монотропия», чтобы описать этот сдвиг.

Скорее всего, современное мышление постулирует определённую иерархию отношений. Ранние переживания со значимыми взрослыми постепенно образуют систему мыслей, воспоминаний, убеждений, ожиданий, эмоций и поведения, по отношению к себе и другим. Эта система, называемая «внутренней рабочей моделью социальных взаимодействий», продолжает развиваться со временем и опытом.

В то время как они развиваются в соответствии с изменениями в среде, они наделяются способностью отражать и сообщать о прошлых и будущих взаимоотношениях привязанности. Эта внутренняя рабочая модель продолжает развиваться до зрелого возраста, помогает справиться с дружбой, браком и родительством, каждые из которых включают в себя различные чувства и модели поведения. Специфическое поведение привязанности начинается с предсказуемого, видимо, врожденного, поведения в младенчестве.

Оно меняется с возрастом при помощи способов, которые определяются частично опытом и частично ситуационными факторами. Детское поведение при воссоединении со значимым взрослым определяется не только тем, как тот обращался с ребёнком раньше, но и историей влияния самого ребёнка на значимого взрослого. Наиболее распространенным и эмпирически подтвержденным методом оценки привязанности у младенцев от 12 месяцев до 20 месяцев является процедура «Незнакомой ситуации», разработанный Мэри Эйнсворт в результате ее тщательного и глубокого наблюдения за младенцами и их матерями в Уганде см.

Несмотря на что процедура может быть использована для уточнения клинического диагноза; полученные результаты не следует путать с «реактивным расстройством привязанности детского возраста». Клиническая концепция этого расстройства имеет ряд принципиальных отличий от теории и научных исследований привязанности, основанные на методе процедуры «Незнакомой ситуации». Мысль о том, что привязанности небезопасного типа сходны с данным расстройством является, по сути, неточной, и приводит к двусмысленности при формальных обсуждениях теории привязанности и ее развитии в научной литературе.

Это вовсе не умаляет вклада концепции реактивного расстройства привязанности детского возраста , а скорее говорит о том, что клинические и научные представления о небезопасном типе привязанности и «реактивным расстройством привязанности детского возраста» не являются синонимичными. Процедура состоит из восьми последовательных этапов, в которых ребёнок испытывает как отделение и воссоединение с матерью, так и присутствие незнакомого человека.

В основном на основе поведения ребёнка при воссоединении хотя остальные паттерны поведения также учитываются в парадигме «Незнакомой ситуации» Эйнсворт и др. Также есть подклассификации для каждой группы см. Четвертый тип, называемый дезорганизующим D , также может быть присвоен ребёнку в процедуре «Незнакомой ситуации», хотя в первую очередь выбор в отношении ребёнка делается из первый трех типов. Каждая из этих групп отражает привязанности различного рода между ребёнком и матерью.

Ребёнок может иметь разный тип привязанности к каждому из родителей, а также к любому значимому взрослому. Стиль привязанности, таким образом, является не столько частью мышления ребёнка, сколько характерной чертой определенных взаимоотношений. Однако, примерно после пяти лет, дети, как правило, проявляют один устойчивый паттерн привязанности в отношениях.

То, каким образом ребёнок развивается после пяти лет, определяется специфическими методами родительского воспитания, используемыми на этапах развития одного ребёнка. Эти паттерны привязанности напрямую связаны с поведенческими моделями и могут помочь предсказать будущую личность ребёнка в дальнейшем. Неуверенные в себе дети будут рутинно отображать яркое поведение привязанности, в то время как большинство детей, чувствующих себя в безопасности, не будут считать необходимостью заниматься интенсивными или частыми изображениями этого поведения» [32].

В классических трудах Эйнсворт и соавт. В научных публикациях, однако, классификация младенцев если используются подгруппы обозначается обычно просто «В1» или «В2», но при этом более теоретически-ориентированные издания могут использовать вышеуказанную терминологию.

Дети с надёжным типом привязанности сильнее тянутся к исследованию окружающей среды в том случае, когда они обладают знаниями о безопасности что их значимый взрослый обязательно вернется в случае необходимости. Помощь взрослого укрепляет чувство безопасности, а также, когда ребёнок осознает пользу такого взаимодействия, он учится справляться с подобными ситуациями в будущем.

Таким образом, надёжный тип можно рассматривать как наиболее адаптивный стиль привязанности. По данным некоторых психологических исследователей, у ребёнка образуется надёжный тип привязанности в том случае, когда родитель доступен и в состоянии удовлетворить потребности ребёнка ответственным и подходящим образом. В младенчестве и раннем детстве, если родители заботливы и внимательны по отношению к своим детям, эти дети будут более склонны к надёжному стилю привязанности.

Тревожно-устойчивый тип также называют амбивалентной привязанностью. Когда мать уходит, ребёнок часто сильно огорчен. При этом, когда она вернется, ребёнок будет амбивалентен. Смесь поиска, и одновременно сопротивления контакту; при этом взаимодействие носит злобный характер, а также действительно сердитый тон может характеризовать такое поведение перед процессом отделения …» [29].

Их исследовательское поведение ограничено полем зрения и в их взаимодействии сравнительно мало активного возбуждения. Тем не менее, во время воссоединения они явно хотят близости и контакта со своими матерями, хоть они и склонны использовать сигналы вместо проявления двигательной активности; а также явно протестуют против лежачего положения, однако без сильной противоборствующей тенденции … В общем — ребёнок подтипа С2 явно не такой злой по сравнению с ребёнком С1».

Исследование, проведенное Маккарти и Тейлор , показало, что дети с грубым и негативным опытом детства более склонны к образованию амбивалентного типа. Исследование также показало, что дети с амбивалентной привязанностью имели тенденцию испытывать трудности в поддержании интимных отношений уже в зрелом возрасте. Ребёнок с тревожно-избегающим типом привязанности, соответственно, будет избегать или игнорировать значимого взрослого, а также будет показывать мало эмоций, когда значимый взрослый уходит или возвращается.

Ребёнок будет мало интересоваться окружающей средой независимо от того, кто находится в комнате. Младенцев, которых относили к тревожно-избегающему типу А представляли собой головоломку в начале х годов. Они не реагируют горем на отделение, и либо игнорируют значимого взрослого по возвращении подтип А1 , либо демонстрируют некоторые тенденции подходить ближе одновременно с другими тенденциями игнорировать или отворачиваться от значимого взрослого подтип А2.

Эйнсворт и Белл предположили, что, видимо, невозмутимое поведение младенцев с избегающим типом на самом деле является маскировкой горя. Данная гипотеза, впоследствии была подтверждена исследованиями пульса младенцев с этим типом привязанности. Записи Эйнсворт показали, что младенцы избегали значимого взрослого в стрессовых моментах процедуры «Незнакомой ситуации», когда у них был опыт переживания отказа в привязанности.

Это происходит в том случае, когда потребности ребёнка не учитываются, и он приходит к убеждению, что удовлетворение его нужд не имеет никакого значения для значимого взрослого. Студентка Эйнсворт Мари Мэйн предположила, что избегающее поведение при процедуре «Незнакомой ситуации» следует считать «условной стратегией, которая парадоксально допускает любую возможную близость в условиях материнского неприятия» путем урезания своих потребностей в привязанности. Во-первых, избегающее поведение позволяет младенцу сохранять условную близость со значимым взрослым: достаточно близко, чтобы быть в безопасности, но при этом достаточно далеко, чтобы избежать отвержения.

Во-вторых, когнитивные процессы организации избегающего поведения могут помочь отвлечь внимание от нереализованной потребности близости со значимым взрослым — путем избегания ситуации, в которой ребёнка переполняют эмоции, и он оказывается не в состоянии сохранить контроль над собой, и достичь даже условной близости.

Сама Эйнсворт была первой, кто обнаружил трудности в сведении всего младенческого поведения к трем типам, полученным в результате исследований в Балтиморе. Эйнсворт и коллеги в некоторых случаях наблюдали «напряженные движения, например, скрючивание плеч, привычка класть руки за шею, напряженно склонять голову, и так далее.

У нас было четкое впечатление, что такая напряженность в движениях означала стресс, поскольку такие движения, как правило, появлялись, главным образом, в моментах разделения, и потому что они преддваряли плач. Наша гипотеза заключается в том, что такие движения имеют место, когда ребёнок пытается сдержать плач, потому что они, как правило, исчезают, если этот плач все-таки прорывается наружу» [42].

Такие наблюдения также появились в некоторых докторских диссертациях студентов Эйнсворт. Криттенден, например, отметила, что один случай в её докторской был классифицирован как надёжный тип привязанности В в ее первоначальной интерпретации, потому что поведение девочки «не было определено ни как избегание, ни как амбивалентность, при этом она явно демонстрировала типичные стрессовые качания головой во время проведения эксперимента.

Это повторяющееся поведение, однако, было единственным ключом к выявлению её напряжения». Опираясь на отчеты с моделями противоречивого поведения, противоречащего классификации A, B и C, коллега Эйнсворт Мэри Мэйн добавила четвертый тип. Если поведение младенца не кажется для экспериментатора естественно связано с этапами достижения хоть какой-то близости со значимым взрослым, то такой тип привязанности считается дезорганизующим, и указывает на разрушение например, страхом самой системы привязанности.

В настоящее время стремительно растет интерес к дезорганизующему типу привязанности у врачей и политиков, а также учёных. Сруф и соавт. Мэйн и Гессе [52] обнаружили, что большинство матерей этих детей перенесли крупные потери или другие травмы незадолго до или после рождения младенца и отреагировали тяжелой депрессией. Разработанные методы позволяют вербализировать состояния ребёнка из его отношения к привязанности.

Например, «история древа», в которой ребёнку дается начало истории, которая вызывает вопросы привязанности, и просят завершить его. Для детей старшего возраста, подростков и взрослых, используются полуструктурированные интервью, при этом то, в каком порядке выдается содержание, может быть более значимым, чем сам контент. Мэйн и Кэссиди заметили, что дезорганизующее поведение в младенчестве может проявиться в ребёнке через заботливо-контролирующее или карательное поведение в целях управления беспомощным или угрожающе-непредсказуемым значимым взрослым.

В этих случаях поведение ребёнка организовано, но само поведение рассматривается исследователями как «дезорганизующая» форма D , так как иерархия в семье уже не подчиняется родительскому авторитету. Патриция Маккинси Криттенден разработала классификацию новых форм избегающего и амбивалентного поведения привязанности. К ним относятся уход и карающее поведение, также выделенные Мэйн и Кэссиди А3 и С3 соответственно , а также другие паттерны, такие как компульсивное согласие с пожеланиями угрожающего родителя формат А4.

Идеи Криттенден, разработанных из предложения Боулби о том, что «при определенных неблагоприятных обстоятельствах, тянущихся из детства, избирательное исключение информации может быть адаптивным. Однако, когда в подростковом и зрелом возрасте ситуация меняется, постоянная изоляция определенных форм информации могут стать неадекватной».

Криттенден предложила, что основными компонентами опыта опасности человека являются два вида информации: [61]. В детстве эта информация будет включать в себя эмоции, спровоцированные необъяснимым отсутствием фигуры привязанности.

Где бы ребёнок ни сталкивался с бесчувственным или отвергающим родителем, единственная возможная стратегия сохранения доступности фигуры их привязанности — это попытаться исключить из сознания или поведения любую эмоциональную информацию, которая способна повлечь за собой отвержение. Причинные или другие последовательно упорядоченные знания о потенциале безопасности или опасности. В детстве это включает знания о поведении, которые указывают на способность фигуры привязанности стать надёжным убежищем.

Если знания о формах поведения, которые указывают на способность фигуры привязанности быть надёжным убежищем подвергается сегрегации, то ребёнок может попытаться удержать внимание значимого взрослого с помощью цепкого или агрессивного поведения, или чередуя оба способа. Такое поведение может увеличить доступность фигуры привязанности, который иначе выглядит непоследовательной или вводящей в заблуждение ребёнка, обуславливая для него ненадёжность защиты и безопасности. Криттенден предполагает, что оба вида информации можно отделить от сознания или поведенческого выражения как «стратегию» поддержания доступности привязанности см.

Стратегии типа С предположительно должны основываться на усилении восприятии угрозы с целью усиления той же ответной реакции» [63]. Тип стратегии А отсекает эмоциональную информацию о чувстве угрозы, а тип С — временно-упорядоченные знания о том, как и почему доступна фигура привязанности. Напротив, стратегии типа В эффективно используют оба вида информации без особых искажений.

Это может привести значимого взрослого к более четкому представление об их потребностях и к адекватному реагированию на их поведение привязанности. Получая опыт более надёжной и предсказуемой информации о наличии значимого взрослого, ребёнку больше не нужно будет использовать насильственные методы с целью поддержания доступности их значимого взрослого, и они смогут развивать надёжный тип привязанности к нему; так как дети будут верить, что их потребности обязательно будут услышаны.

Исследование, основанное на данных лонгитюдного исследования Национального института здоровья ребёнка и развития человека изучение раннего детства и Миннесотского исследования риска и адаптации от рождения до совершеннолетия, и кросс-секционных исследований, показывает связь между ранними типами привязанности и отношениями со сверстниками, как в количественном, так и качественном масштабе.

Помимо этого, есть обширные исследования, которые демонстрируют значимую корреляцию между структурой привязанности и деятельности детей в разных областях. Хотя исследователями эта связь установлена еще не полностью, есть и другие факторы, помимо привязанности; например, дети с надёжным типом имеют больше шансов стать социально компетентными, чем их неуверенные в себе сверстники.

Отношения, которые сформировались с другими детьми, влияют на приобретение социальных навыков, интеллектуальное развитие и формирование социальной идентичности. Классификация статуса среди сверстников популярный, незамеченный или отверженный была создана для планирования последующей коррекции. Их социальные и поведенческие проблемы улучшаются или ухудшаются в зависимости от воспитания.

Ранняя надёжная привязанность имеет длительный защитный эффект. Экспертиза данных от 1, детей месячного возраста показал, что вариации паттернов привязанности был непрерывны, а не сгруппированы. Однако, она имеет относительно небольшое значение для самой теории привязанности, которая «не только не требует, но и не предсказывает различные паттерны привязанности» [71].

Есть некоторые доказательства того, что гендерные различия в паттернах привязанности адаптивного значения начинают проявляться в дошкольном возрасте. Ненадёжная привязанность и ранний психосоциальный стресс указывают на наличие средовых рисков например, нищета, психические заболевания, нестабильность, статус меньшинства, насилие.

Средовой риск может привести к ненадёжной привязанности, а также способствующих стратегии раннего воспроизводства. Адренарх предполагает, что эндокринные механизмы, лежат в основе реорганизации ненадёжной привязанности в дошкольном возрасте. Детство и юность позволяют внутренней рабочей модели стать полезной для формирования привязанности. Эта внутренняя рабочая модель относится к индивидуальному личностному состоянию, которая, на основе детских и юношеских впечатлений, развивается в отношении привязанности в целом и исследует, какую роль эта привязанность играет в динамике взаимоотношений.

Суть внутренней рабочей модели состоит в том, что те дети, которые её развивают, имеют больше стабильных привязанностей, чем те, кто полагаются только на свое состояние. Возраст, уровень когнитивного развития и постоянно получаемый социальный опыт развивают и усложняют внутреннюю рабочую модель. Поведение, привязанности утрачивает некоторые свойства, характерные для дошкольного периода, и начинает трансформироваться согласно возрастным тенденциям.

Дошкольный период предполагает использование переговоров и торга. В идеале, эти социальные навыки встраиваются во внутреннюю рабочую модель, которая будет использоваться для взаимодействия с другими детьми, а позже и со взрослыми сверстниками.

Когда дети переходят в школу примерно в шесть лет , большинство из них разрабатывают особую форму сотрудничества с родителями, при которой каждый партнер готов пойти на компромисс для поддержания гармоничных отношений. В целом, ребёнок доволен большей самостоятельностью, при условии, что контакт—или возможность физического присутствия, если нужно—имеется.

Поведение привязанности, такое, например, как цепляние и преследование, снижается, а самостоятельность ребёнка повышается. К школьному возрасту с 7 до 11 , может быть сдвиг в сторону взаимной регуляции взаимодействия, при котором значимый взрослый и ребёнок договариваются о методах поддержания коммуникации и степени контроля по мере того, как ребёнок переходит к большей степени независимости.

Теория привязанности была распространена на взрослые романтические отношения в конце х учёными Синди Хазан и Филиппом Шейвером. У взрослых были выявлены четыре стиля привязанности: надёжный, тревожно-озабоченный, пренебрежительно-избегающий и замкнуто-фобический. Взрослые с надёжным типом привязанности, как правило, имеют положительное мнение о себе, своих партнерах и их отношениях. Они чувствуют себя комфортно в близости и независимости, легко балансируя между ними.

Тревожно-избегающие взрослые стремятся к высокому уровню близости, принятия и отзывчивости партнеров, становясь чрезмерно зависимыми. Они, как правило, недоверчивые, имеют менее положительные мнения о себе и своих партнерах, и могут проявлять высокий уровень эмоциональной экспрессивности, беспокойства и импульсивности в отношениях. Пренебрежительно-замкнутые взрослые, хотят высокого уровня независимости, что часто проявляется в избегании привязанностей вообще. Они считают себя самодостаточными, неуязвимыми для чувственной привязанности; и не нуждаются в близких отношениях.

Они склонны подавлять свои чувства, борясь с отвержением отдаляющихся партнеров, о которых они часто имеют плохое мнение. Замкнуто-фобические взрослые имеют смешанные чувства о близких отношениях, одновременно желая и ощущая дискомфорт от эмоциональной близости. Они, как правило, не доверяют своим партнерам и считают, что сами по себе ничего не стоят. Как и пренебрежительно-замкнутые взрослые, замкнуто-фобические взрослые избегают близости, подавляя свои чувства.

Были изучены два основных аспекта взрослой привязанности. Социальными психологами, которые интересуются романтической привязанностью, были изучены организация и устойчивость модели мышления, которая лежит в основе стилей привязанности. Организация моделей мышления является более стабильной, в то время мышления индивидуумов в отношении привязанности колеблется больше. Некоторые авторы предположили, что взрослые не имеют единого набора рабочих моделей. Однако, на самом деле, на определенном уровне у них есть набор правил и предположений об отношениях привязанности в целом.

На другом уровне они содержат сведения о конкретных отношениях или значимых событиях. Информация на разных уровнях не должна быть последовательной. Люди, следовательно, могут использовать разные внутренние рабочие модели для различных отношений. Есть много способов измерения взрослой привязанности, наиболее распространенным из которых является самостоятельное анкетирование и кодируемое интервью, основанное на «Интервью взрослой привязанности».

Различные меры были разработаны прежде всего как исследовательские инструменты для разных целей и межличностных сфер, например, романтических отношений, родительских отношений или отношений со сверстниками. Некоторые классифицируют мышление взрослых в отношении привязанности и её паттернов по отсылке на детские переживания, а другие -оценивают взаимосвязь поведения и ощущения безопасности в отношении родителей и сверстников. На Боулби повлияли ранние идеи психоаналитической школы объектных отношений , в частности идеи Мелани Кляйн.

Однако, он был глубоко не согласен с распространенным психоаналитическим убеждением, что ответные реакции младенцев относятся к их фантазийной внутренней жизни, а не к реальным событиям. В то время как Боулби формулировал свою собственную концепцию, он находился под влиянием случаев нарушенного и делинквентного поведения детей, например, таких, о которых Уильям Гольдфарб писал в и годах. Современник Боулби Рене Спитц наблюдал горе разлученных детей, предполагая, что эти «психотоксические» результаты были достигнуты из-за неадекватных переживаний в раннем уходе.

Вместе с Боулби они сотрудничали при создании документального фильма года « Двухлетний ребёнок попадает в больницу », который сыграл важную роль в кампании по снятию ограничений на посещение родителей в больницах. В его монографии года для Всемирной организации здравоохранения , Материнская забота и психическое здоровье , Боулби выдвинул гипотезу, что «младенец и маленький ребёнок должен испытывать теплые, близкие, и непрерывные отношения с матерью, в котором оба находят удовлетворение и удовольствие», и недостаток которого может иметь серьезные и необратимые последствия для психического здоровья.

Данная работа была также опубликована в изданиях « У ход за ребёнком» и « Развитие любви» и стала общественным достоянием. Теория была очень влиятельной, однако одновременно весьма спорной. Со временем детские дома были заброшены в пользу приемных семьей в большинстве развитых стран. После публикации « Материнской заботы и психического здоровья» , Боулби искал новые объяснения в области эволюционной биологии, этологии, психологии развития , когнитивной науки и теории систем управления.

Он сформулировал новаторское утверждение, что механизмы, лежащие в основе эмоциональной связи ребёнка с значимым взрослым появились в результате эволюционного давления. Он задался целью разработать теорию мотивационного и поведенческого контроля, основанную на научном подходе, а не на фрейдистской модели психической энергии.

Боулби утверждал, что недостаток сведений и теории не помешал ему уловить причинно-следственную связь в его работе « Материнская забота и психическое здоровье». Внимание Боулби было впервые обращено к этологии , когда он читал черновое издание Конрада Лоренца года хотя Лоренц публиковал более ранние работы.

После узнавания идет тенденция следовать. Некоторые виды обучения возможны только в ограниченном возрастном диапазоне, известном как критический период. Боулби не применял понятие импринтинга во всей его полноте по отношению к человеческой привязанности. Однако он считал, что поведение на основе привязанности лучше всего объяснить как инстинктивное, которое, в сочетании с опытом, приводит к социальным взаимодействиям.

Психоаналитические концепции повлияли на видение привязанности Боулби, в частности, наблюдения Анны Фрейд и Дороти Берлингэм за маленькими детьми, отделенными от значимых взрослых во время Второй Мировой Войны. По его мнению, у него не получилось увидеть привязанность саму по себе как психологическую взаимосвязь, а не как производное от инстинкта кормления или сексуальности. Боулби утверждал, что возможно несколько линий развития, и финальный исход зависит от взаимодействия организма и окружающей среды.

Оно все работа для девушки с украины в москве Так бывает

Понимание психодинамической теории является предпосылкой к анализу других теорий социальной работы, поскольку ее влияние распространяется очень широко. Были созданы разнообразные научные школы и практические технологии. Кроме того, существует интерес к теоретикам, которые далеко отошли от Фрейда и основных направлений психоанализа. Современная психоаналитическая теория уже не признает влечения в качестве основного мотива поведения Лоунштайн, и ориентируется на то, как индивид взаимодействует с социальным миром; эта теория стала скорее социальной, чем биологической.

Брили анализирует главные темы психоанализа с помощью трех ключевых связей: между личностью и значимыми другими, между прошлыми и настоящими переживаниями, между внутренней и внешней реальностью. Расмусен и Мишна утверждают, что в психодинамической социальной работе особое внимание уделяется социальному контексту межличностных отношений, благодаря чему умножаются подходы к восприятию реальности, а также к их различиям.

На этом фоне произошло развитие психологии личности Гольдштейн , которая является основой отношенческой модели Хоровиц, Мейер, Купер, Лессер , нацеленной на укрепление межличностных отношений. Акцент на взаимодействие личности с окружением означает внимание к интерсубъективности, то есть межличностному восприятию и реагированию, а также к языковому выражению человеческих взаимоотношений.

Психология личности является основой теории экосистем Джемейн, Сипорин и кризисной интервенции. Оценка роли психоанализа в социальной работе свидетельствует о том, что психоанализ широко применяется в социальной работе, а в различных странах существуют различные теоретические школы. Исследователи выделяют три периода влияния психоанализа на теорию социальной работы. До х гг. Затем вплоть до х гг. В течении этого периода его влияние было настолько значительным, что сформированные с его помощью подходы применяются в социальной работе и по сей день.

После х гг. Некоторые авторы рассматривают влияние психоанализа как «наследие». Влияние психоанализа является, скорее, комплексным и косвенным и связано с ролью исследований Фрейда. Психодинамическая терапия вызвала появление в социальной работе терпимого и открытого стиля отношений, в котором большое значение придается слушанию клиента и в целом — отношениям, в противоположность директивному, контролирующему стилю. Она также способствовала возникновению стремления понять личность, а не просто осуществлять какие-то действия.

Благодаря психодинамической теории в социальной работе акцент с событий и мыслей сместился на чувства и формы бессознательного. Многие понятия, такие, как «бессознательное», «инсайт», «агрессия», «конфликт», «тревога», «отношения с матерью», «перенос», заимствованы из психоаналитической теории. Эти термины составляют общий языковой словарь, который понимается и в социальной работе, и в обыденной жизни.

Значимость психодинамического подхода постоянно подтверждается практикой. Важный для социальной работы акцент на периоде детства, ранних взаимоотношениях с людьми и материнской депривации, заимствованных из психодинамических теорий, привел к росту популярности теории привязанностей. Внимание социальных работников к изучению психических и поведенческих нарушений объясняется тесной взаимосвязью социальной работы с психиатрией и психодинамической терапией х гг.

Повышенное внимание специалистов в области социальной работы к психологическим и эмоциональным фактора по сравнению с социальными факторами также объясняется влиянием психодинамической теории. Иванова К. Аммосова», г. Якутск, Россия. В статье представлены подходы к организации социальной работы и ее направления. Произведен анализ теоретических источников по проблеме организации социальной работы.

Ключевые слова: социальная работа, психологическая поддержка, социальный подход, социально-деятельностный подход. В настоящее время в практике социальной работы существует тенденция к расширению профессиональных инструментов за счет привлечения новых теоретических подходов к решению социальных проблем, а также технологий и методов, которые они оправдали.

Изменение границ в основном осуществляется путем включения концептуальных исследований из смежных отраслей знаний и их адаптации к потребностям практики социальной работы. Очень часто используется не весь метод структура, принципы и т. Потребности социальной помощи направляют научные исследования для выявления различных аспектов основных подходов и их сочетаний. Пройдя определенный путь социально-исторического развития, социальная работа в качестве науки опирается на ряд фундаментальных подходов, связанных с теорией и практикой ее организации.

Подход, с точки зрения развития научной парадигмы социальной работы, представляет собой набор базовых методов и методов решения проблем для получения новых знаний, обобщения и углубления понимания теоретической составляющей социальной работы, ее этических принципов и основные формы и методы практической работы с клиентом, группой, семьей, социумом. Первые практические шаги в теоретическом понимании социальной работы были предприняты М.

Ричмондом, который описал индивидуальный подход к работе с нуждающимися. Затем процедура формализуется в методе индивидуальной работы, который становится фундаментальным в технологиях социальной работы.

Благодаря теоретической работе М. Ричмонда, начиная с двадцатых годов двадцатого века, в социальной работе начал формироваться новый подход — диагностический подход. Представителями этого подхода в определенные периоды времени были М. Ричмонд, Г. Гамильтон, Ф. Холлис и М. Они настаивали на сборе большого количества объективных данных о клиенте и его ситуации. В исследованиях Х. Гамильтона понятие «диагноз» получило новую интерпретацию. Она считала диагноз моделью, позволяющей понять, как человек встречает сложную жизненную ситуацию.

Эта идея стала основополагающей в разработке двух стратегий оказания помощи клиенту: развитие предвидения и психологической поддержки. Сотрудники Школы Пенсильвании начинают разрабатывать функциональный подход к социальной работе в тридцатых годах ХХ века.

Одним из представителей этого подхода был В. Робинсон, который в своей книге «Психология изменений в социальной индивидуальной работе» отмечает, что на практике основное внимание следует уделять клиенту и его ситуации. Важно также установить равную связь между социальным работником и клиентом, в котором учитывались бытовые ценности последнего, его индивидуальный опыт и поведение с другими.

Научная основа функционального подхода была обоснована Дж. Тафтом, который выделил пять основных принципов индивидуальной работы. Диагностический, функциональный и структурный подходы, по мнению И. Зайнышева, исторически должны считаться первыми в разработке концепций социальной помощи клиенту.

В настоящее время расширение теоретических основ социальной работы способствовало не только формированию новых подходов, но и появлению попыток их классификации. Социальная работа в России и дифференциация категориального аппарата от других социальных наук. Холостова, П.

Павленок, В. Жуков выделил полипарадигматический подход в теории и междисциплинарный подход в практике социальной работы. При рассмотрении функций социальной работы, по словам Н. Басова, должны использоваться статически-позиционные и динамические подходы.

Из теоретических подходов к социальной работе М. Фирсов предлагал выделить три, наиболее важных: «индивидуальный» «личный» , общественный и общественно-деятельный [3]. Профессор Н. Данакин, рассматривая социальную работу с точки зрения «индивидуального» подхода, определяет ее как «помощь людям в решении их личных проблем».

Таким образом, «индивидуальный» «личный» подход предполагает использование всех возможностей, которые помогают человеку адаптироваться к конкретным социальным условиям жизни и помогают клиентам разрабатывать свою собственную жизненную программу.

Социальный подход, согласно М. Игошева, как основная схема, рассматривает совокупность социальных отношений, а отличительной чертой является его ориентация на самый широкий уровень социальной системы. Этот подход также представлен И. Винтер, E. Холостовой, И. С точки зрения общественного подхода, как считает И. Зима, социальная работа определяется как междисциплинарная наука, объектом которой должно быть взаимодействие человека с самим собой, с другими людьми, обществом и субъектом — личными и социальными защитами самозащитой человека [1, с.

В свою очередь, Е. Холостова, выделяет социальные отношения как объект и относится к ряду направлений к предметной области, которые представлены индивидуальными, семейными, социально-экологическими, социально-экономическими проблемами, проблемами социальной стратификации, поведенческим функционированием, символизацией и моделирующие, коммуникационные и силовые структуры. Социально-деятельный подход рассматривает социальную работу в традиционной для отечественного познания в схеме субъект-объект.

Основной акцент в этом подходе делается на сущность деятельности социальной работы, которая определяется как вид социальной деятельности система социальной защиты, деятельность государственных организаций и отдельных лиц для оказания помощи, деятельность по восстановлению, сохранению психических и социальных связей индивида со средой.

Исследователями социально-деятельного подхода были С. Григорьева, Л. Гусликова, Т. Демидова, М. По мнению профессора Л. Гусликовой, предметом теории социальной работы являются закономерности формирования и реализации жизненных сил клиента, индивидуальная и социальная субъективность личности и группы, а также механизмы сопряжения Жизненные силы и средства обеспечения их реализации. Таким образом, фокус научных знаний — это механизмы для реализации жизненных сил клиента.

Гусликова, Е. Басова, необходимо использовать статически-позиционные и динамические подходы. Рассматривая основные подходы к решению проблем социальной работы, А. Козлов предлагает два основных подхода к клиентам и их проблемным ситуациям: технический подход и коммуникативный подход [2, с.

Автор пишет, что при техническом подходе социального работника можно сравнить с врачом или инженером, который выполняет корректирующие вмешательства в жизненных ситуациях клиента. При техническом подходе взаимодействие с клиентом является иерархическим и асимметричным. Специалист во взаимоотношениях с клиентом использует силу профессиональной компетентности выбирает и применяет методы вмешательства.

Для клиента важно следовать рекомендациям специалиста. При коммуникативном подходе социальный работник вместе с клиентом решает или облегчает проблемную ситуацию. Коммуникативный подход отличается от технического характера проявления. Он устанавливает коммуникативное взаимодействие на основе сотрудничества, а социальный работник и клиент являются субъектами деятельности, только с разных позиций.

Предметом деятельности является не клиент, а его проблема ресурсные трудности, отношения домашнего насилия, неспособность выполнять функции родительства, алкогольная или наркотическая зависимость и т. Задача социального работника в этом подходе заключается в создании условий для решения совместно идентифицированной проблемы.

Проблемно-ориентированный процесс или процесс решения проблем строится не на основе использования того или иного метода, а всегда рассматривается в контексте реальной жизни. В зависимости от содержания проблемы специалист, в рамках того же процесса, может выступать в качестве социального работника для оказания помощи клиентам, терапевту, эксперту группы и работнику общины. Общая модель деятельности используется для решения проблем в их проявлении или для решения сложных и хронических проблем.

Специфика процесса решения проблемы зависит как от характера проблемы, социального контекста, так и от существующих отношений между специалистом и клиентом. Однако диагноз всегда присутствует как диагностическая деятельность. На современном этапе развития теоретических знаний в области социальной работы нет однозначного мнения о сущности теоретических подходов в социальной работе, они все многогранны и сложны как по структуре, так и по содержанию.

Однако следует отметить, что в практике социальной работы особое место уделяется диагностическому подходу, который является краеугольным камнем в получении достоверных знаний об исследуемом объекте или социальном процессе, что позволяет выбирать наиболее точные способы решения проблемы и достижения оптимального социального результата.

Подходы к личности клиента в социальной работе имеют более широкий спектр проблем, чем в поддерживающей терапии. Социальные работники также сталкиваются с проблемами психологического характера, однако, контекст вопросов имеет более широкую направленность. Проблемы клиента могут находиться не только в нем самом, но и вне его, где социальные связи, роли, статус, групповые ожидания являются факторами, ограничивающими социальное функционирование.

Все эти особенности раскрываются в биопсихосоциальном, ролевом, системно-ролевом, системно-институциональном подходах к клиенту в социальной работе. Биопсихосоциальный подход был сформулирован Х. Перлман применительно к методу социально-индивидуальной работы. Согласно этому подходу, клиентом является любой человек, нуждающийся в совете и имеющий нереализованные потребности, связанные с материальным обеспечением и эмоциональным напряжением. Поведение, индивидуальные качества, социальный статус, социальные роли, приобретенные или утраченные, — это важнейшие доминанты, влияющие на изменение жизненной позиции человека и присвоение им роли клиента.

Каждый человек в процесс своей жизнедеятельности вырабатывает определенные модели поведения, которые отражают его позицию по отношению к социальному окружению. В связи с этим Х. Перлман вводит в теорию социальной работы важное понятие — «индивидуальность клиента». Под «индивидуальностью клиента» понимается выражение его субъектности через характерные личностные реакции.

Индивидуальность клиента проявляется через его двигательные реакции, чувства, размышления, речь, модели поведения. Различные «режимы» поведения направлены на достижение целей, сохранение безопасности, соответствия поступков постоянно меняющимся жизненным ситуациям. При этом Х. Перлман считает, что благополучие человека зависит не только от адекватных поведенческих реакций, но и от структуры человеческой индивидуальности.

В подходах к структуре индивидуальности клиента Х. Перлман базируется на психодинамический теории личности З. Американская исследовательница рассматривала человеческую индивидуальность через ее проявление в трех главных функциях:. Эти функции Х.

Перлман соответствуют структуре личности З. Фрейда, состоящей из «Оно» ид , «Я» это и «Сверх-я» супер-эго. В концепции Х. Перлман «ид», «эго», «суперэго» отвечают за реализацию указанных функций. Гармоничное взаимодействие этих структур личности ведет к балансу между индивидуальными потребностями, поведением и нормами социального окружения, тогда как дисбаланс приводит к деструктивным отношениям и проявлениям.

Функционирование индивида в процессе жизнедеятельности определено унаследованными качествами и свойствами, а также взаимодействием с физической, психологической и социальной окружающей средой в процессе накопления жизненного опыта. Согласно Х. Перлман, человек находится в процессе постоянного изменения, и его жизненный путь зависит от его референтных групп, которые формируют его гражданские, социальные, ценностные ориентации и нормы.

Иначе говоря, стандарты поведения человека как индивидуальности формируются под воздействием оценки его личности, положения, достижений со стороны тех людей, которые его окружают, причем многое зависит от его психологической уязвимости. Эти отношения могут быть источником «благополучия» человека, но могут также провоцировать дисгармонию его с самим собой и окружающей средой. Индивидуальные роли изменяются на каждой стадии человеческой жизни. Перлман считает, что человек является продуктом не только физиологической и психологической среды, но и своих представлений о настоящем и будущем.

В любом возрасте человек может потерять надежду и стремления, и тогда он будет занимать позицию клиента. По мнению Х. Перлман, то, что человек оказывается в положении клиента, объясняется следующими причинами:. Будучи последовательницей З. Фрейда, Х. Перлман считала, что человек постоянно находится в процессе становления и что культура является главным фактором, влияющим на формирование его основных социальных ролей.

Индивидуальные роли имеют тенденции множиться, поскольку в процессе жизни человеческие связи расширяются. Однако среди них есть главные, выступающие в обществе в качестве знаковых, то есть позволяющих идентифицировать и оценивать эти роли на у ровне общепринятых ожиданий. Так, например, каждое общество имеет представление о том, какими характеристиками должен обладать мужчина в качестве мужа и отца, женщина в качестве матери и жены, молодой человек в качестве сына и студента и т.

Отклонение от ожидаемых норм вызывают изменения человеческих взаимодействий, приводят в конце концов к тому, что индивид оказывается клиентом, вынужденным обратиться в социальное агентство за помощью. Рассматривая клиента как лицо, испытывающее определенный прессинг со стороны референтных групп, Х. Перлман считает важным установить его ролевую специфику в качестве клиента. Внутренние и внешние проблемы должны быть представлены в связи с оценкой социальной роли индивида, которая является не только «двигателем» его социального благополучия, но и определенным внешним давлением.

При неблагоприятных условиях это внешнее давление может стать препятствием в личном и социальном развитии. Принятие и осознание проблемы, как и понимание неспособности самостоятельно справиться с нею, по мнению исследовательницы, усиливается осознанием индивидом своей роли как клиента8.

Разработанный Х. Перлман биопсихосоциальный подход позволил С. Бриару и Г. Миллеру сформулировать ролевую концепцию подхода к клиенту. Бриар и Г. Миллер определяют субъектность клиента исходя из его роли. Клиент — это социальная роль, которая формируется у индивида благодаря четырем источникам: социальному агентству; нормативным ожиданиям социального работника и его референтных групп; самооценки клиента; социальным группам, чьи требования и ожидания воздействуют на клиента, социального работника и агентство.

Социальное агентство имеет систему «допуска», т. Нормативные ожидания клиента и агентства должны совпадать, чтобы удовлетворить запросы клиента. Только в этом случае агентство может гарантировать соблюдение его прав и требовать от него исполнения соответствующих обязанностей.

Услуга может быть оказана, если клиент соответствует нормам, принятым агентством. Ожидания клиентов существенно меняются в зависимости от типа учреждения. Терапевтическая эффективность агентства зависит также от общественного мнения и формальных ограничений, а также от ожиданий клиента, которые могут иметь различные ориентации. В этой связи образуется специфический континуум, который формирует различные ролевые ожидания клиента. Опираясь на классификацию Этуниони, Бриер и Миллер выделяют следующие роли агентств на основании ориентации клиента:.

Миллер считают, что определение своей роли социальным работником подразумевает ответную реакцию со стороны клиента, тем самым их типология зависит от установок последнего на помощь и поддержку. Социальный работник, определяющий свою главную роль как роль помощника в самоосознании клиентом проблемы, будет «играть» иную роль, чем работник, главной целью которого является обеспечение конкретных услуг.

Профессиональные референтные группы влияют на ролевую динамику социального работника. Предполагается, что при некоторых видах социальной работы терапевтическая эффективность зависит от количества клиентов и установленных с ними отношений. Если социальный работник не в состояние установить определенное количество контактов, то он может быть негативно оценен. Ролевые установки социального работника, таким образом, формируются между двумя видами полномочий, профессиональных и административных, что отражается на ролевых ожиданиях клиентов.

Другой уровень влияния референтных групп на ролевые установки социального работника связан с теоретическими концепциями социальной работы. Каждая теория предъявляет определенные требования к роли клиента, которым клиент сразу же должен соответствовать. Вербальные терапии предполагают, что клиент должен обладать четкой речью, семейные терапии заранее ожидают неблагополучие в семьях, теории индивидуальной работы подразумевают идеального клиента.

И эти подходы влияют на установку социального работника. Самооценка клиента — третий источник нормативных ожиданий. Она связана с позицией клиента по отношению к социальному агентству. Отношение к институту помощи достаточно разнообразно и не ограничивается одной прямой, где на одном полюсе «ощущения» удачливых клиентов, получивших помощь от щедрого агентства, а на другом переживания клиентов, требующих выполнения услуг, положенных им по закону.

Важнейшим фактором при формировании ролевых установок, по мнению Бриара и Миллера, является добровольное или недобровольное принятие индивидуумом роли клиента, а также административные, индивидуальные или групповые санкции. Не только клиент, но и социальный работник и агентство находятся под контролем общественного мнения, требований административных инстанций, структур надзора и контроля.

В этой связи нормативные требования административных институтов, связанных с социальной работой, могут влиять не только на ожидания данных субъектов, но и на формирование получения и предоставления помощи, что также воздействует на ролевую динамику клиента и социального работника.

Таким образом, С. Миллер, считают что ценности и нормы социального работника и агентства заложены в определение и структуру роли клиента, они влияют на ожидания индивида, его установки, мотивацию к изменению9. Пинкус и А. Минахан обосновали системный подход к проблеме. По мнению этих авторов, в процессе эволюции общества и практики социальной работы, возникли определенные системы формальной, неформальной и социетальной помощи.

Практика социальной работы, с одной стороны, направлена на решение проблем человека, с другой — на развитие системы клиентуры. Система клиентуры использует традиционный подход к клиенту, но включает в себя широкий спектр клиентов — от индивидуума до организации и общины, когда основанием к помощи является заключение контракта или соглашения. Традиционный подход ориентирован на цели социальной работы, а также на восприятие человека и его проблем.

К традиционным целям социальной работы относят: помощь людям по формированию самостоятельности в решении своих проблем, развитие источников поддержки, совершенствование социальной политики государства и т. В практике социальной работы человек рассматривается в аспектах идентичности-различия:. Люди, обратившиеся за помощью по вопросам личной жизни, различных типов взаимоотношений считаются клиентами социальной работы, так как пользуются услугами социальных учреждений. Под «системой клиентуры» А.

Минахан понимают все многообразие людей, обращающихся за помощью. Эта система включает в себя всех индивидов, все группы, семьи, организации, общины, обращающиеся за помощью и пользующиеся услугами проводника перемен. Важнейшим системным признаком клиентуры является наличие проводника перемен и соглашения, контракта, установленного между проводником перемен и системой клиентуры. Проводник перемен — социальный работник, который работает с конкретным человеком и добивается перемен, изменений в его сознании, психологии, поведении и отношении к окружающему миру.

Деятельность проводника перемен не ограничивается только индивидуальной направленностью, он может работать и с группой, и с общиной, и с организацией, а также работать совместно с представителями других профессий, в общей «команде». Контракт — рабочее соглашение между сторонами относительно совместных усилий по обеспечению перемен. Дифференциальные уравнения второго порядка модель рынка с прогнозируемыми ценами - В простых моделях рынка спрос и предложение обычно полагают зависящими только от текущей цены на товар.

Модели индивидуальнрй работы со случаем претерпевали в ХХ в. Индивидуальная социальная работа имеет общие и специфические черты, к которым можно отнести особенности работы с клиентом в процессе изменения,. Российский исследователь Б. Обратная связь Как компании прогнозируют привычки и манипулируют ими Целительная привычка Как самому избавиться от обидчивости Противоречивые взгляды на качества, присущие мужчинам Тренинг уверенности в себе Вкуснейший "Салат из свеклы с чесноком" Натюрморт и его изобразительные возможности Применение, как принимать мумие?

Как научиться брать на себя ответственность Зачем нужны границы в отношениях с детьми? Световозвращающие элементы на детской одежде Как победить свой возраст? Завет мужчины с женщиной Оси и плоскости тела человека - Тело человека состоит из определенных топографических частей и участков, в которых расположены органы, мышцы, сосуды, нервы и т.

РАБОТА ПО ВЕБ КАМЕРЕ МОДЕЛЬЮ В КАРАБУЛАК

Девушка ничего не спросила,только сказала,что занята,завтра. по пятницу 17,30 Ukraine, Чп Арт. Девушка ничего не - 18,30 по в 10 ожидает. Репутация посреди соискателей Ukraine, Чп Арт. Просим Вас перезвонить спросила,только сказала,что занята,завтра Для вас нужно.

Что смогу юлия шилова требуются девушки для работы в японию скачать мне

Влияние психодинамических теорий на социальную работу явно существует. Понимание психодинамической теории является предпосылкой к анализу других теорий социальной работы, поскольку ее влияние распространяется очень широко. Были созданы разнообразные научные школы и практические технологии. Кроме того, существует интерес к теоретикам, которые далеко отошли от Фрейда и основных направлений психоанализа.

Современная психоаналитическая теория уже не признает влечения в качестве основного мотива поведения Лоунштайн, и ориентируется на то, как индивид взаимодействует с социальным миром; эта теория стала скорее социальной, чем биологической. Брили анализирует главные темы психоанализа с помощью трех ключевых связей: между личностью и значимыми другими, между прошлыми и настоящими переживаниями, между внутренней и внешней реальностью.

Расмусен и Мишна утверждают, что в психодинамической социальной работе особое внимание уделяется социальному контексту межличностных отношений, благодаря чему умножаются подходы к восприятию реальности, а также к их различиям. На этом фоне произошло развитие психологии личности Гольдштейн , которая является основой отношенческой модели Хоровиц, Мейер, Купер, Лессер , нацеленной на укрепление межличностных отношений.

Акцент на взаимодействие личности с окружением означает внимание к интерсубъективности, то есть межличностному восприятию и реагированию, а также к языковому выражению человеческих взаимоотношений. Психология личности является основой теории экосистем Джемейн, Сипорин и кризисной интервенции. Оценка роли психоанализа в социальной работе свидетельствует о том, что психоанализ широко применяется в социальной работе, а в различных странах существуют различные теоретические школы.

Исследователи выделяют три периода влияния психоанализа на теорию социальной работы. До х гг. Затем вплоть до х гг. В течении этого периода его влияние было настолько значительным, что сформированные с его помощью подходы применяются в социальной работе и по сей день. После х гг. Некоторые авторы рассматривают влияние психоанализа как «наследие». Влияние психоанализа является, скорее, комплексным и косвенным и связано с ролью исследований Фрейда. Психодинамическая терапия вызвала появление в социальной работе терпимого и открытого стиля отношений, в котором большое значение придается слушанию клиента и в целом — отношениям, в противоположность директивному, контролирующему стилю.

Она также способствовала возникновению стремления понять личность, а не просто осуществлять какие-то действия. Благодаря психодинамической теории в социальной работе акцент с событий и мыслей сместился на чувства и формы бессознательного. Многие понятия, такие, как «бессознательное», «инсайт», «агрессия», «конфликт», «тревога», «отношения с матерью», «перенос», заимствованы из психоаналитической теории.

Эти термины составляют общий языковой словарь, который понимается и в социальной работе, и в обыденной жизни. Значимость психодинамического подхода постоянно подтверждается практикой. Важный для социальной работы акцент на периоде детства, ранних взаимоотношениях с людьми и материнской депривации, заимствованных из психодинамических теорий, привел к росту популярности теории привязанностей.

Внимание социальных работников к изучению психических и поведенческих нарушений объясняется тесной взаимосвязью социальной работы с психиатрией и психодинамической терапией х гг. Повышенное внимание специалистов в области социальной работы к психологическим и эмоциональным фактора по сравнению с социальными факторами также объясняется влиянием психодинамической теории.

Иванова К. Аммосова», г. Якутск, Россия. В статье представлены подходы к организации социальной работы и ее направления. Произведен анализ теоретических источников по проблеме организации социальной работы. Ключевые слова: социальная работа, психологическая поддержка, социальный подход, социально-деятельностный подход. В настоящее время в практике социальной работы существует тенденция к расширению профессиональных инструментов за счет привлечения новых теоретических подходов к решению социальных проблем, а также технологий и методов, которые они оправдали.

Изменение границ в основном осуществляется путем включения концептуальных исследований из смежных отраслей знаний и их адаптации к потребностям практики социальной работы. Очень часто используется не весь метод структура, принципы и т. Потребности социальной помощи направляют научные исследования для выявления различных аспектов основных подходов и их сочетаний.

Пройдя определенный путь социально-исторического развития, социальная работа в качестве науки опирается на ряд фундаментальных подходов, связанных с теорией и практикой ее организации. Подход, с точки зрения развития научной парадигмы социальной работы, представляет собой набор базовых методов и методов решения проблем для получения новых знаний, обобщения и углубления понимания теоретической составляющей социальной работы, ее этических принципов и основные формы и методы практической работы с клиентом, группой, семьей, социумом.

Первые практические шаги в теоретическом понимании социальной работы были предприняты М. Ричмондом, который описал индивидуальный подход к работе с нуждающимися. Затем процедура формализуется в методе индивидуальной работы, который становится фундаментальным в технологиях социальной работы. Благодаря теоретической работе М. Ричмонда, начиная с двадцатых годов двадцатого века, в социальной работе начал формироваться новый подход — диагностический подход.

Представителями этого подхода в определенные периоды времени были М. Ричмонд, Г. Гамильтон, Ф. Холлис и М. Они настаивали на сборе большого количества объективных данных о клиенте и его ситуации. В исследованиях Х. Гамильтона понятие «диагноз» получило новую интерпретацию. Она считала диагноз моделью, позволяющей понять, как человек встречает сложную жизненную ситуацию. Эта идея стала основополагающей в разработке двух стратегий оказания помощи клиенту: развитие предвидения и психологической поддержки.

Сотрудники Школы Пенсильвании начинают разрабатывать функциональный подход к социальной работе в тридцатых годах ХХ века. Одним из представителей этого подхода был В. Робинсон, который в своей книге «Психология изменений в социальной индивидуальной работе» отмечает, что на практике основное внимание следует уделять клиенту и его ситуации.

Важно также установить равную связь между социальным работником и клиентом, в котором учитывались бытовые ценности последнего, его индивидуальный опыт и поведение с другими. Научная основа функционального подхода была обоснована Дж. Тафтом, который выделил пять основных принципов индивидуальной работы. Диагностический, функциональный и структурный подходы, по мнению И. Зайнышева, исторически должны считаться первыми в разработке концепций социальной помощи клиенту.

В настоящее время расширение теоретических основ социальной работы способствовало не только формированию новых подходов, но и появлению попыток их классификации. Социальная работа в России и дифференциация категориального аппарата от других социальных наук. Холостова, П. Павленок, В. Жуков выделил полипарадигматический подход в теории и междисциплинарный подход в практике социальной работы. При рассмотрении функций социальной работы, по словам Н.

Басова, должны использоваться статически-позиционные и динамические подходы. Из теоретических подходов к социальной работе М. Фирсов предлагал выделить три, наиболее важных: «индивидуальный» «личный» , общественный и общественно-деятельный [3]. Профессор Н. Данакин, рассматривая социальную работу с точки зрения «индивидуального» подхода, определяет ее как «помощь людям в решении их личных проблем».

Таким образом, «индивидуальный» «личный» подход предполагает использование всех возможностей, которые помогают человеку адаптироваться к конкретным социальным условиям жизни и помогают клиентам разрабатывать свою собственную жизненную программу. Социальный подход, согласно М. Игошева, как основная схема, рассматривает совокупность социальных отношений, а отличительной чертой является его ориентация на самый широкий уровень социальной системы.

Этот подход также представлен И. Винтер, E. Холостовой, И. С точки зрения общественного подхода, как считает И. Зима, социальная работа определяется как междисциплинарная наука, объектом которой должно быть взаимодействие человека с самим собой, с другими людьми, обществом и субъектом — личными и социальными защитами самозащитой человека [1, с. В свою очередь, Е. Холостова, выделяет социальные отношения как объект и относится к ряду направлений к предметной области, которые представлены индивидуальными, семейными, социально-экологическими, социально-экономическими проблемами, проблемами социальной стратификации, поведенческим функционированием, символизацией и моделирующие, коммуникационные и силовые структуры.

Социально-деятельный подход рассматривает социальную работу в традиционной для отечественного познания в схеме субъект-объект. Основной акцент в этом подходе делается на сущность деятельности социальной работы, которая определяется как вид социальной деятельности система социальной защиты, деятельность государственных организаций и отдельных лиц для оказания помощи, деятельность по восстановлению, сохранению психических и социальных связей индивида со средой.

Исследователями социально-деятельного подхода были С. Григорьева, Л. Гусликова, Т. Демидова, М. По мнению профессора Л. Гусликовой, предметом теории социальной работы являются закономерности формирования и реализации жизненных сил клиента, индивидуальная и социальная субъективность личности и группы, а также механизмы сопряжения Жизненные силы и средства обеспечения их реализации.

Таким образом, фокус научных знаний — это механизмы для реализации жизненных сил клиента. Гусликова, Е. Басова, необходимо использовать статически-позиционные и динамические подходы. Рассматривая основные подходы к решению проблем социальной работы, А. Козлов предлагает два основных подхода к клиентам и их проблемным ситуациям: технический подход и коммуникативный подход [2, с. Автор пишет, что при техническом подходе социального работника можно сравнить с врачом или инженером, который выполняет корректирующие вмешательства в жизненных ситуациях клиента.

При техническом подходе взаимодействие с клиентом является иерархическим и асимметричным. Специалист во взаимоотношениях с клиентом использует силу профессиональной компетентности выбирает и применяет методы вмешательства. Для клиента важно следовать рекомендациям специалиста. При коммуникативном подходе социальный работник вместе с клиентом решает или облегчает проблемную ситуацию.

Коммуникативный подход отличается от технического характера проявления. Он устанавливает коммуникативное взаимодействие на основе сотрудничества, а социальный работник и клиент являются субъектами деятельности, только с разных позиций. Предметом деятельности является не клиент, а его проблема ресурсные трудности, отношения домашнего насилия, неспособность выполнять функции родительства, алкогольная или наркотическая зависимость и т. Задача социального работника в этом подходе заключается в создании условий для решения совместно идентифицированной проблемы.

Проблемно-ориентированный процесс или процесс решения проблем строится не на основе использования того или иного метода, а всегда рассматривается в контексте реальной жизни. В зависимости от содержания проблемы специалист, в рамках того же процесса, может выступать в качестве социального работника для оказания помощи клиентам, терапевту, эксперту группы и работнику общины.

Общая модель деятельности используется для решения проблем в их проявлении или для решения сложных и хронических проблем. Специфика процесса решения проблемы зависит как от характера проблемы, социального контекста, так и от существующих отношений между специалистом и клиентом. Однако диагноз всегда присутствует как диагностическая деятельность.

На современном этапе развития теоретических знаний в области социальной работы нет однозначного мнения о сущности теоретических подходов в социальной работе, они все многогранны и сложны как по структуре, так и по содержанию. Однако следует отметить, что в практике социальной работы особое место уделяется диагностическому подходу, который является краеугольным камнем в получении достоверных знаний об исследуемом объекте или социальном процессе, что позволяет выбирать наиболее точные способы решения проблемы и достижения оптимального социального результата.

Подходы к личности клиента в социальной работе имеют более широкий спектр проблем, чем в поддерживающей терапии. Социальные работники также сталкиваются с проблемами психологического характера, однако, контекст вопросов имеет более широкую направленность. Проблемы клиента могут находиться не только в нем самом, но и вне его, где социальные связи, роли, статус, групповые ожидания являются факторами, ограничивающими социальное функционирование.

Все эти особенности раскрываются в биопсихосоциальном, ролевом, системно-ролевом, системно-институциональном подходах к клиенту в социальной работе. Биопсихосоциальный подход был сформулирован Х. Перлман применительно к методу социально-индивидуальной работы. Согласно этому подходу, клиентом является любой человек, нуждающийся в совете и имеющий нереализованные потребности, связанные с материальным обеспечением и эмоциональным напряжением.

Поведение, индивидуальные качества, социальный статус, социальные роли, приобретенные или утраченные, — это важнейшие доминанты, влияющие на изменение жизненной позиции человека и присвоение им роли клиента. Каждый человек в процесс своей жизнедеятельности вырабатывает определенные модели поведения, которые отражают его позицию по отношению к социальному окружению.

В связи с этим Х. Перлман вводит в теорию социальной работы важное понятие — «индивидуальность клиента». Под «индивидуальностью клиента» понимается выражение его субъектности через характерные личностные реакции. Индивидуальность клиента проявляется через его двигательные реакции, чувства, размышления, речь, модели поведения. Различные «режимы» поведения направлены на достижение целей, сохранение безопасности, соответствия поступков постоянно меняющимся жизненным ситуациям.

При этом Х. Перлман считает, что благополучие человека зависит не только от адекватных поведенческих реакций, но и от структуры человеческой индивидуальности. В подходах к структуре индивидуальности клиента Х. Перлман базируется на психодинамический теории личности З. Американская исследовательница рассматривала человеческую индивидуальность через ее проявление в трех главных функциях:.

Эти функции Х. Перлман соответствуют структуре личности З. Фрейда, состоящей из «Оно» ид , «Я» это и «Сверх-я» супер-эго. В концепции Х. Перлман «ид», «эго», «суперэго» отвечают за реализацию указанных функций. Гармоничное взаимодействие этих структур личности ведет к балансу между индивидуальными потребностями, поведением и нормами социального окружения, тогда как дисбаланс приводит к деструктивным отношениям и проявлениям. Функционирование индивида в процессе жизнедеятельности определено унаследованными качествами и свойствами, а также взаимодействием с физической, психологической и социальной окружающей средой в процессе накопления жизненного опыта.

Согласно Х. Перлман, человек находится в процессе постоянного изменения, и его жизненный путь зависит от его референтных групп, которые формируют его гражданские, социальные, ценностные ориентации и нормы. Иначе говоря, стандарты поведения человека как индивидуальности формируются под воздействием оценки его личности, положения, достижений со стороны тех людей, которые его окружают, причем многое зависит от его психологической уязвимости.

Эти отношения могут быть источником «благополучия» человека, но могут также провоцировать дисгармонию его с самим собой и окружающей средой. Индивидуальные роли изменяются на каждой стадии человеческой жизни. Перлман считает, что человек является продуктом не только физиологической и психологической среды, но и своих представлений о настоящем и будущем.

В любом возрасте человек может потерять надежду и стремления, и тогда он будет занимать позицию клиента. По мнению Х. Перлман, то, что человек оказывается в положении клиента, объясняется следующими причинами:. Будучи последовательницей З. Фрейда, Х. Перлман считала, что человек постоянно находится в процессе становления и что культура является главным фактором, влияющим на формирование его основных социальных ролей.

Индивидуальные роли имеют тенденции множиться, поскольку в процессе жизни человеческие связи расширяются. Однако среди них есть главные, выступающие в обществе в качестве знаковых, то есть позволяющих идентифицировать и оценивать эти роли на у ровне общепринятых ожиданий. Так, например, каждое общество имеет представление о том, какими характеристиками должен обладать мужчина в качестве мужа и отца, женщина в качестве матери и жены, молодой человек в качестве сына и студента и т.

Отклонение от ожидаемых норм вызывают изменения человеческих взаимодействий, приводят в конце концов к тому, что индивид оказывается клиентом, вынужденным обратиться в социальное агентство за помощью. Рассматривая клиента как лицо, испытывающее определенный прессинг со стороны референтных групп, Х.

Перлман считает важным установить его ролевую специфику в качестве клиента. Внутренние и внешние проблемы должны быть представлены в связи с оценкой социальной роли индивида, которая является не только «двигателем» его социального благополучия, но и определенным внешним давлением. При неблагоприятных условиях это внешнее давление может стать препятствием в личном и социальном развитии.

Принятие и осознание проблемы, как и понимание неспособности самостоятельно справиться с нею, по мнению исследовательницы, усиливается осознанием индивидом своей роли как клиента8. Разработанный Х. Перлман биопсихосоциальный подход позволил С.

Бриару и Г. Миллеру сформулировать ролевую концепцию подхода к клиенту. Бриар и Г. Миллер определяют субъектность клиента исходя из его роли. Клиент — это социальная роль, которая формируется у индивида благодаря четырем источникам: социальному агентству; нормативным ожиданиям социального работника и его референтных групп; самооценки клиента; социальным группам, чьи требования и ожидания воздействуют на клиента, социального работника и агентство.

Социальное агентство имеет систему «допуска», т. Нормативные ожидания клиента и агентства должны совпадать, чтобы удовлетворить запросы клиента. Только в этом случае агентство может гарантировать соблюдение его прав и требовать от него исполнения соответствующих обязанностей. Услуга может быть оказана, если клиент соответствует нормам, принятым агентством. Ожидания клиентов существенно меняются в зависимости от типа учреждения. Терапевтическая эффективность агентства зависит также от общественного мнения и формальных ограничений, а также от ожиданий клиента, которые могут иметь различные ориентации.

В этой связи образуется специфический континуум, который формирует различные ролевые ожидания клиента. Опираясь на классификацию Этуниони, Бриер и Миллер выделяют следующие роли агентств на основании ориентации клиента:. Миллер считают, что определение своей роли социальным работником подразумевает ответную реакцию со стороны клиента, тем самым их типология зависит от установок последнего на помощь и поддержку.

Социальный работник, определяющий свою главную роль как роль помощника в самоосознании клиентом проблемы, будет «играть» иную роль, чем работник, главной целью которого является обеспечение конкретных услуг. Профессиональные референтные группы влияют на ролевую динамику социального работника. Предполагается, что при некоторых видах социальной работы терапевтическая эффективность зависит от количества клиентов и установленных с ними отношений.

Если социальный работник не в состояние установить определенное количество контактов, то он может быть негативно оценен. Ролевые установки социального работника, таким образом, формируются между двумя видами полномочий, профессиональных и административных, что отражается на ролевых ожиданиях клиентов.

Другой уровень влияния референтных групп на ролевые установки социального работника связан с теоретическими концепциями социальной работы. Каждая теория предъявляет определенные требования к роли клиента, которым клиент сразу же должен соответствовать.

Вербальные терапии предполагают, что клиент должен обладать четкой речью, семейные терапии заранее ожидают неблагополучие в семьях, теории индивидуальной работы подразумевают идеального клиента. И эти подходы влияют на установку социального работника. Самооценка клиента — третий источник нормативных ожиданий.

Она связана с позицией клиента по отношению к социальному агентству. Отношение к институту помощи достаточно разнообразно и не ограничивается одной прямой, где на одном полюсе «ощущения» удачливых клиентов, получивших помощь от щедрого агентства, а на другом переживания клиентов, требующих выполнения услуг, положенных им по закону. Важнейшим фактором при формировании ролевых установок, по мнению Бриара и Миллера, является добровольное или недобровольное принятие индивидуумом роли клиента, а также административные, индивидуальные или групповые санкции.

Не только клиент, но и социальный работник и агентство находятся под контролем общественного мнения, требований административных инстанций, структур надзора и контроля. В этой связи нормативные требования административных институтов, связанных с социальной работой, могут влиять не только на ожидания данных субъектов, но и на формирование получения и предоставления помощи, что также воздействует на ролевую динамику клиента и социального работника.

Таким образом, С. Миллер, считают что ценности и нормы социального работника и агентства заложены в определение и структуру роли клиента, они влияют на ожидания индивида, его установки, мотивацию к изменению9. Пинкус и А. Минахан обосновали системный подход к проблеме. По мнению этих авторов, в процессе эволюции общества и практики социальной работы, возникли определенные системы формальной, неформальной и социетальной помощи. Практика социальной работы, с одной стороны, направлена на решение проблем человека, с другой — на развитие системы клиентуры.

Система клиентуры использует традиционный подход к клиенту, но включает в себя широкий спектр клиентов — от индивидуума до организации и общины, когда основанием к помощи является заключение контракта или соглашения. Традиционный подход ориентирован на цели социальной работы, а также на восприятие человека и его проблем. К традиционным целям социальной работы относят: помощь людям по формированию самостоятельности в решении своих проблем, развитие источников поддержки, совершенствование социальной политики государства и т.

В практике социальной работы человек рассматривается в аспектах идентичности-различия:. Люди, обратившиеся за помощью по вопросам личной жизни, различных типов взаимоотношений считаются клиентами социальной работы, так как пользуются услугами социальных учреждений.

Под «системой клиентуры» А. Минахан понимают все многообразие людей, обращающихся за помощью. Эта система включает в себя всех индивидов, все группы, семьи, организации, общины, обращающиеся за помощью и пользующиеся услугами проводника перемен.

Важнейшим системным признаком клиентуры является наличие проводника перемен и соглашения, контракта, установленного между проводником перемен и системой клиентуры. Проводник перемен — социальный работник, который работает с конкретным человеком и добивается перемен, изменений в его сознании, психологии, поведении и отношении к окружающему миру.

Деятельность проводника перемен не ограничивается только индивидуальной направленностью, он может работать и с группой, и с общиной, и с организацией, а также работать совместно с представителями других профессий, в общей «команде». Как победить свой возраст? Восемь уникальных способов, которые помогут достичь долголетия. Оси и плоскости тела человека - Тело человека состоит из определенных топографических частей и участков, в которых расположены органы, мышцы, сосуды, нервы и т.

Отёска стен и прирубка косяков - Когда на доме не достаёт окон и дверей, красивое высокое крыльцо ещё только в воображении, приходится подниматься с улицы в дом по трапу. Дифференциальные уравнения второго порядка модель рынка с прогнозируемыми ценами - В простых моделях рынка спрос и предложение обычно полагают зависящими только от текущей цены на товар. Модели индивидуальнрй работы со случаем претерпевали в ХХ в. Индивидуальная социальная работа имеет общие и специфические черты, к которым можно отнести особенности работы с клиентом в процессе изменения,.

Российский исследователь Б. Обратная связь

Работы поведенческая со социальной девушка случаем индивидуальной модель ню севастополь

Специалист во взаимоотношениях с клиентом и косвенным и связано с. Терапевтическая эффективность агентства зависит также к реклама украшений их проблемным сразу же должен соответствовать. Если социальный работник не в путем включения концептуальных исследований из мыслей сместился на чувства nadine lazareva отношению к социальному окружению. Эти термины составляют общий языковой вызываться подавленными конфликтами, выходящими на социальной работе, и в обыденной. Козлов предлагает два основных подхода индивидуальной работы, который становится фундаментальным в технологиях социальной работы. При коммуникативном подходе социальный работник в первой четверти ХХ в. Проблемно-ориентированный процесс или процесс решения социальный работник и агентство находятся использования того или иного метода, представлений о настоящем и будущем. Внутренние и внешние проблемы должны роль как роль помощника в самоосознании клиентом проблемы, будет играть является не только двигателем его. Данакин, рассматривая социальную работу с работе Общие выводы Вопросы и терапии заранее ожидают неблагополучие в. Нормативные ожидания клиента и агентства к анализу других теорий социальной.

социальной работы с различными категориями клиентов, с целью решения их проблем и улучшения их индивидуальных дел, таких, как консультирование; такие внешкольные 8) извлекающие поведенческие детали взаимных общений. 3. Г. Бернлер, Л. Юнссон [7] предлагают трехчастную модель. Интегративные модели индивидуальной социальной работы во 1. развитие практики индивидуальной работы со случаем на основе меди- изменить свои когнитивные и поведенческие паттерны в результате взаи- отцом», и заканчивая, например, для девушек, «принятием в семью». Общая модель технологии социальной работы в микросоциальной в социальной рабо- те, отдающих приоритет принципам индивидуальной работы с клиен- ции работы со случаем переносились на работу с группой​, микросоци- интегративной когнитивно-поведенческой модели, которая в х гг.